Р!
22 НОЯБРЯ 2019
21 ноября 2019

Неугодный деревянный #Иркутск под снос – в обзоре соцсетей

Просторы соцсетей жителей Приангарья на уходящей неделе пестрили обсуждениями нещадно уничтожаемых памятников Иркутска, мерцающими Персеидами, неповторимым Байкалом и картинами из прошлых столетий.

Брёвна распилили, дом снесли

Слова Владимира Демчикова, которые он озвучил на своей странице в Facebook, прозвучали, как крик души.

«Вот тут все ужасаются, что сгорела деревянная Успенская церковь в Кондопоге — XVIII век (1774 год постройки). А в Иркутске почему-то никто (идиоты, типа меня, не в счёт) и ухом не повёл после уничтожения самого старого деревянного дома в городе — дома Шубиных на улице Грязнова, тоже XVIII века», — написал он.

По его словам, дом долгие годы разрушался, несколько раз горел, не единожды продавался разным частным владельцам, однако умудрился выстоять. Вместе с тем здание стало постепенно приходить в негодность, поскольку деньги на реставрацию не выделяли: по словам Владимира Демчикова, местной власти всё равно. И решения по дому принимали люди, которые «не видят разницы между строением XVIII века и его «точной копией» из свежих брёвен», люди, не понимающие ценности музейных вещей, старых строений.

«Дом снесли, мощные 200-летние брёвна где-то распилили на дрова, и слепили бессмысленную копию из свеженькой древесины. Дом, простоявший 200 с лишним лет, не сгорел, а именно был хладнокровно уничтожен. И — тишина», — заключил Демчиков.

Пользователи не прошли мимо его поста. Татьяна Блажко написала: «Глупый и мерзкий народишко, ничего, кроме денег, не знающий и знать не желающий. Не уж-то нам до смерти под такими жить».

«У них нет разницы между историей и бутафорией. Потому и 130-й. Потому и новый дом, названный почему-то усадьбой Шубина», — поддержал автора Роман Макаров.

Тамара Зильбер тоже не стала молчать и рассказа о горькой судьбе исторического здания в другом городе: «В Новокузнецке много лет назад практически то же было сотворено с домом Достоевского. Не знаю в точности, как сейчас обстоит дело, но единицы бились за сохранение дома, где он жил со своей первой женой. Всем он досаждал, всем было досадно, что надо ухаживать и тратить деньги на это «старьё». Была «отличная» идея — уничтожить старый дом и сделать «новый дом Достоевского», чтобы был, как игрушечка. И поставить на новом удобном для властей и туристов месте».

Ещё одним печальным событием для иркутян и истории города на этой неделе стал вывод из списка памятников и из-под госзащиты Усадьбы Рассушина, о чём известил горожан на своей странице в Facebook Александр Гимельштейн.

«Мы всё в выборы играем. А в это время гробят наше историческое наследие», — отметил автор поста, и на его слова немедленно откликнулись.

«Жалко этот дом и другие. Моя любимая улица Гоголя с деревянными усадьбами, весной утопающими в яблонях и грушах, а ранним летом — в сирени, превратилась в жуткое место с типовыми для Иркутска многоэтажками из красного кирпича со стеклянными лоджиями. Это же надо так не любить город, в котором живёшь или работаешь. Так и Гагарина — лакомое место для застройщиков. Сколько там домов сгорело!» — заметила Анна Коркина.

Ольга Лакина возмутилась: «Наши предки оставили нам прекрасные здания. Пройдешься по центру, поднимешь голову, и душа обрадуется. Что мы оставим после себя? Хрущёвки или жуткий «Комсомол»? А таких «комсомолов » становится всё больше и больше, и аппетиты строителей в отношении центра Иркутска всё растут и растут! Не горят дома на окраинах города, а только почему-то ближе к центру! Это не только не хорошо, а очень даже нехорошо!»

Александр Чегодаев резюмировал: «Сохраняйте красивую иркутскую старину! Чинуши разных рангов, не вы создавали Иркутск, не вам его уничтожать! Вы, бездари, стираете прекрасное лицо города».

Отдельный пост иркутским памятникам решил посвятить Григорий Красовский, уделив особое внимание усадьбе Рассушина.

«За последние годы у властей Иркутска стало в моде уничтожение памятников историко-культурного наследия, поставленных на государственную охрану. Особенно чем-то не угодил им архитектор Рассушин, построивший в начале XX века в Иркутске немало красивейших домов, которые стали памятниками деревянного зодчества города. В 2007 году из-за строительства новой Областной прокуратуры был уничтожен дом Рассушина на Володарского, 3. От пристального взора дельцов не ускользнул и второй дом, построенный знаменитым архитектором своему младшему брату Аркадию – врачу, работавшему в начале XX века в Базановской больнице. Беда дома заключалась в том, что он располагается в элитном районе города, на бульваре Гагарина, 32».

По словам Красовского, не менее трагичны судьбы и у других исторических памятников на улице Гагарина, которые поджигали, приводили в упадническое состояние, сознательно убивали.

«Если Иркутск лишится ради наживы определённого круга чиновников и бизнесменов этого уникального заповедного уголка на бульваре Гагарина, где отдыхают и гуляют иркутяне, а власти будут поощрять этот беспредел, то это можно обозначить, как чудовищное преступление перед населением города, а потомки будут проклинать вандалов», — отметил автор.

Эти слова хочется завершить лишь минутой молчания и ничем больше.

Дождь желаний

Персеидами называют самый известный метеорный поток, который ежегодно в августе тысячами звёзд скользит по небу, исполняя желания наблюдателей. Максимум этого мерцающего дождя обычно приходится на середину месяца, а ближе к концу метеорный поток разбрасывает свои последние капли и исчезает прочь.

Жители нашего Иркутска не упускают «звёздные события» и с интересом наблюдают «небесное кино», которые нередко в несколько раз интереснее, чем на телеэкранах.

Одну из самых ярких фотографий, изображающих Персеиды, подарил пользователям Facebook иркутский астроном Сергей Язев. Он описал увиденное явление такими словами: «Небо, к слову, было просто фантастическим — Млечный Путь буквально упирался в Землю и ни облачка. Метеоры так и сверкали… Трудно было оторваться от этого зрелища».

Александр Гашев тоже успел увидеть и запечатлеть усеянное звёздами ночное небо. За лунными попутчиками он наблюдал на Байкале.

Смогла поймать свою звезду и Евгения Скареднева, для которой сияющий дождь стал астрономическим событием.

А Галина Солонина открыла что-то новое для себя в наблюдении за летящими в небесную пропасть потоками: «Освоили новый вид ничегонеделанья. Нужно улечься на палубе под звёздным небом. При этом корабль должен болтаться на якоре, под переменчивым ветром. Вокруг не должно быть никого. И тогда вы увидите не только, как из одного ковшика в другой наливается звёздное молоко, не только поток Персеид, но и ответное сияние, отклик звёздной материи в вас самих».

Место, куда хочется вернуться

Несмотря на то, что хотя бы раз в год мы, жители Приангарья, ездим лицезреть жемчужину нашего региона — озеро Байкал, — восторг от её созерцания не убавляется, а лишь нарастает. Этот природный объект настолько необъятный и разнообразный, что для наслаждения его красотами не хватит и жизни.

Екатерина Вырупаева запечатлела озеро с воды и суши:

Александр Фёдоров поймал кадр с высоты небес.

Снимок красочного заката на Байкале от неизвестного автора опубликовали в группе «Типичный Иркутск» в соцсети «ВКонтакте».

А Сергей Тен поделился видеозаписью, которую записал его друг, приехавший на Байкал с сыном впервые.

Иркутск, который мы не видели

Завершить этот обзор хочется запечатлевшими наше многогранное Приангарье картинами, которые бережно собирали на своих страницах Александр Гимельштейн и другие пользователи.

А с какими образами у вас ассоциируется Иркутская область?

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ