Р!
22 НОЯБРЯ 2019
20 ноября 2019

Разговоры о дорогах и проблемы Байкала - в обзоре областных газет

Редакция газеты «Байкальские вести» на минувшей неделе встретилась с мэром Иркутска Виктором Кондрашовым, после чего поделилась интервью с читателями. Градоначальник ответил на все важные вопросы начиная от проблем благоустройства, очередей в детских садах, и заканчивая ремонтом дорог и преобразования в центральной части города. Мэр признался, что в последние годы Иркутск реализовал несколько прорывных проектов, о которых не стыдно рассказать, а самым сложным для него решением за время пребывания в должности стало повышение оплаты за детский сад в январе 2012 года.

Виктор Кондрашов: Жить по средствам — не значит посредственно

—Виктор Иванович, начнём разговор с дорожного движения. Одно из проблемных мест Иркутска — Маратовская развязка. Когда начнётся её долгожданное преобразование?

— У этого вопроса, как вы знаете, долгая история. Изначальный проект по изменению развязки оценивался примерно в 12 миллиардов рублей. Эта сумма сопоставима с годовым бюджетом Иркутска. Поэтому от части предложений решено было отказаться — дабы удешевить проект.

Переговоры рабочей группы и проектировщиков привели нас к выводу, что стоимость работ по Маратовской развязке нужно уменьшать до 4-6 миллиардов рублей, разбивать их на этапы и ориентироваться на собственные средства. В целом проект рассчитан до 2025 года. Первый этап преобразования Маратовской развязки, если всё пойдёт по плану, будет завершён к концу 2016-го. Это позволит снять остроту проблемы на ближайшие лет пять. Появятся деньги — будем делать второй этап. В конечном счёте, если нам помогут деньгами область и федерация, мы сможем выполнить планируемый объём за три-четыре года.

—Уже несколько лет Иркутск снимает напряжение в дорожном движении, расширяя улицы и перекрёстки…

— Иногда можно решить задачу минимальными средствами. Главное, проявить смекалку. Рассматриваем каждый участок, где образуется пробка, и пытаемся снять напряжение, организуя дополнительные полосы. Больших финансовых затрат на это не нужно, а эффект виден сразу. Пример этого года — перекрёсток улиц Лермонтова и Улан-Баторской. Раньше здесь всегда была пробка, теперь её нет. И так во многих местах Иркутска — в частности, на улицах Советской и Депутатской. Эту практику мы применяем уже несколько лет, и эффект очевиден.

— Долгое время поводом для постоянного недовольства иркутян оставался район так называемой «Шанхайки». Сейчас территория заметно меняется. Что городские власти планируют сделать здесь в перспективе?

— Три года подряд мы пытались вести переговоры с собственниками участков, создавали рабочие группы, меняли людей, которые их возглавляли. Сейчас уже, можно сказать, что дело сдвинулось. Создан сложный механизм преобразования этой части города. На полную мощность заработало Агентство развития памятников Иркутска (АРПИ), которое создавалось специально для сохранения и восстановления архитектурных памятников города. Мы возобновили отношения с Сибирской лабораторией урбанистики, специалисты которой принимали участие в разработке проекта 130-го квартала Иркутска. Лаборатория выполняла всю предпроектную и исследовательскую работу, сформулировала концепт проекта, сделала эскизные проекты по преобразованию территории бывшей «Шанхайки».

15 октября прошла презентация нового проекта, и могу сказать, что мы услышали аплодисменты собственников — тех, с которыми воевали три года. Впервые за много лет нам удалось достигнуть согласия, переломив ситуацию. А ведь она была очень непростой. Особенно сложно было в нынешнем году, когда мы закрывали «Шанхайку», и люди были озлоблены. Но теперь представленный проект им понравился, как и тот факт, что с каждым собственником стали работать отдельно, учитывая его мнение, интересы. Люди приняли нашу позицию.

Преобразования претерпит территория в районе улиц Тимирязева, Карла Либкнехта, Партизанской, Софьи Перовской и Подгорной. Комплекс затрагивает 11 исторических кварталов. Это качественно новое общественное пространство. Со стороны Карла Либкнехта появится район малоэтажной жилой застройки. В целом предполагается создать множество скверов, фонтанов, особое внимание — памятникам архитектуры. В Иркутске появится великолепная общественно-торговая ось: от торгового центра «Меркурий» через улицы Пролетарскую и Урицкого, Центральный рынок — до рынка «Новый». Вторая ось пройдёт по улице Софьи Перовской до 130-го квартала и в дальнейшем — на острова Конный и Юность. Все это будет также связано единым велосипедным маршрутом, в том числе по набережной. Центр города станет пешеходным, часть улиц закроется для движения. Конечно же, претерпит изменения транспортная схема.

Все запланированное будет делаться постепенно. Какого-то единого срока, как это было перед юбилеем Иркутска, нет. Мы запускаем механизм, прописывая определённый регламент. Вне этого регламента на обозначенной территории сделать ничего нельзя.

— И жителям Иркутска, и его гостям успела полюбиться Нижняя набережная. Конечно, все ждут логического продолжения по благоустройству остальной городской части берега Ангары. В том числе той, что находится на отрезке в сторону плотины…

— По набережной вопрос гораздо сложнее. Существующий проект благоустройства оценивается в 2,3 миллиарда рублей. В казне, как вы понимаете, таких денег нет, поэтому пока он откладывается на будущее. Что касается отрезка набережной в сторону плотины, то с министерством имущества до сих пор не решён вопрос по выделению земельного участка. Без этого мы даже не можем начать проектирование, хотя деньги на это есть.

Проект будущего благоустройства бульвара Гагарина предполагает серьёзные изменения, поэтому проводить здесь сейчас какие-то капитальные работы нет смысла: потом всё будет переделываться. Предполагая, что средств на реконструкцию в ближайшее время не будет, мы планируем текущий ремонт. Я всегда привожу такой пример: если в семейном бюджете денег не хватает, то вы не покупаете новый автомобиль и новую дорогую одежду, а ремонтируете то, что есть. Также — в масштабах города.

Кстати, в этом году было принято решение направить средства, сэкономленные при проведении конкурсов по капитальному ремонту улиц Мира и Напольной, на ремонт дорог «большими картами» в разных районах Иркутска. Понятно, что такой ремонт — не капитальный и хватит его не более чем на пять лет, но это пока что позволяет комфортно ездить по этим дорогам. Капитальный ремонт дорог обошёлся бы в десять раз (!) дороже.

— В последние годы областной центр активно занимается строительством детских садов. Однако вскоре закономерно возникнет проблема нехватки мест в школах…

— Я напомню, что администрация Иркутска выстраивает работу по стратегии «роддом — детский сад — школа». Перинатальный центр построен, сдан, работает, количество родов растёт. Впрочем, отмечу, что рост происходит в основном в связи с тем, что в новый современный центр приезжают рожать женщины из Иркутского и других районов области. В Иркутске демографическая ситуация стабильная, но бум рождаемости прошёл.

К 2015 году согласно существующей дорожной карте мы должны завершить строительство всех необходимых городу детских садов. Очередь из детей от трёх до семи лет исчезнет. Уже сейчас в новых детсадах есть группы, в которые принимают ребятишек с двух лет.

Сейчас формируется бюджет на 2015 год. Для строительства запланированных детских дошкольных учреждений нам не хватает около 1,2 миллиарда рублей софинансирования из бюджетов иных уровней. Город не может принимать на себя обязательства, пока не прояснилась ситуация по софинансированию, поэтому вместо десяти ранее планируемых пристроев к детсадам на будущий год будем делать только пять.

Безусловно, планируя работу по строительству детсадов, мы понимали, что встанет проблема и со школами. И опять все упирается в средства. Тем не менее процесс идёт. Так, в стадии завершения проект школы на улице Багратиона на 900 мест. На улице Ленской в предместье Рабочем возле школы №66 расселили несколько старых бараков. В конце следующего года здесь должно начаться строительство начальной школы. Определён участок в шестом микрорайоне Ново-Ленино: здесь появится самая крупная в Иркутске школа, построенная с совершенно новым — модульным подходом. Каждый из четырёх модулей при необходимости может быть отдан под детский сад или начальную школу. В здании, кстати, будет два больших спортзала. Сделаны предпроектные разработки по 19-й школе. Полностью закрываться на капремонт она не будет: в течение нескольких лет текущим ремонтом постараемся привести школу в нормальное состояние.

Детский сад и школа появятся в микрорайоне «Союз». Выделенный под школу участок позволяет построить здесь лишь небольшое учебное заведение, поэтому принято решение построить здесь лицей ИГУ, который, в свою очередь, освободит занимаемое сейчас помещение под школу.

— Вопрос, касающийся экологии. Иркутск, к сожалению, входит в число самых загрязнённых городов России.

— Надо пытаться сделать все возможное, чтобы ситуацию изменить и сделать наш город экологичным. Так, в Иркутске будет закрыто около 30 котельных, что значительно уменьшит вредные выбросы в атмосферу.

Что касается транспорта, то вариантов здесь немного: сокращение количества личных автомобилей, развитие общественного транспорта, в том числе электротранспорта, создание механизмов, когда с рынка уйдут нерадивые перевозчики, ездящие на «коптящих» машинах.

Город планирует расширять использование трамваев и троллейбусов, сейчас в стадии проработки вопрос переноса трамвайного депо с улицы Пискунова в предместье Рабочее, рассматриваем также удлинение трамвайной «нитки» в Рабочем на несколько остановок.

На экологию, конечно, в хорошем смысле повлияет и обновление транспорта, который будет ездить уже на более высоком классе топлива.

— Иркутск планировал закупать бесконтактные троллейбусы, в частности, для их запуска по Академическому мосту…

— Мы выбрали самый незатратный путь. Посмотрели, сколько стоит новый бесконтактный троллейбус, и решили, что лучше переоборудовать имеющиеся. Стоимость модернизации — 980 тысяч рублей. На троллейбус поставили все контрольное, электрическое оборудование, аккумуляторы и так далее. Попробовали: пять километров автономно такой транспорт спокойно пройдёт, а нам и надо миновать только Академический мост и бесконтактный участок возле аэропорта. Сейчас идёт проработка новых маршрутов. Кстати, через Академический мост уже ходят автобусы 4-го маршрута, запускается 22-й. Остальное будем вводить постепенно.

— Виктор Иванович, благодарим вас за то, что вы поддержали предложение Федерации хоккея с мячом Иркутской области и уже несколько лет проводите соревнования на кубок мэра среди дворовых команд. Кроме того, вы сделали все возможное для проведения в Иркутске чемпионата мира по хоккею с мячом среди женщин, а потом — и среди мужчин… Сейчас при многих школах строятся стадионы, но особенно потрясает новый спорткомплекс при школе №75. Будут ли ещё такие же шикарные спортплощадки появляться в Иркутске?

— Подобные комплексы — дело дорогостоящее. За такие деньги, — а это порядка 27 миллионов рублей, — мы можем сделать 27 хоккейных кортов. Для нас очень важна именно массовость, чтобы у всех мальчишек и девчонок была возможность заниматься спортом. Мы провели ревизию всех кортов Иркутска и за несколько лет привели их в порядок. Каждый год обустраивали примерно по 25 кортов. Сейчас взяли курс на строительство новых. Каждый корт под контролем. Это сложная работа: мы наняли инструкторов и процесс сдвинули с мёртвой точки. Конечно, можно строить что-то новое и грандиозное, но можно и при минимуме денег добиться хорошего эффекта.

— Виктор Иванович, вы возглавляете один из крупных сибирских городов. Учитываете ли в работе опыт соседей или муниципалитетов других стран?

— И мы учитываем, и у нас многому учатся… В последние годы Иркутск реализовал несколько прорывных проектов, о которых не стыдно рассказать. Когда встречаемся с мэрами других городов, мы начинаем приглашать друг друга: приезжайте, посмотрите, что у нас есть. В современном мире невозможно жить в закрытой системе. Очень интересен опыт городов-партнёров, поскольку там есть какие-то изюминки, которые касаются в основном внешнего облика города.

Во всём мире сейчас тенденция к оптимизации процессов управления. Есть такой показатель эффективности работы администраций — количество управляющего персонала (чиновников) на количество населения. С этой точки зрения Иркутск входит в число наиболее эффективных городов.

В прошлом году мы сократили персонал администрации на десять процентов, в этом году будет то же самое. Конечно, с боем, со скрипом, порой — по живому. Но делается это не ради самого сокращения, а для оптимизации работы, для повышения эффективности расходов бюджета Тяжело идти на такие меры, но приходится. Они позволят нам сэкономить около 70 миллионов рублей, а это один дополнительный детский сад.

Сейчас мы работаем над новой системой управления в администрации Иркутска. Процесс управления станет более эффективным и более быстрым по исполнению функций.

— Какое решение, принятое в должности мэра, далось вам труднее всего?

— Повышение оплаты за детский сад в январе 2012-го. Мы принимали его, потом отменяли, потом снова принимали. Повышение было необходимым, потому что детей нужно качественно кормить, покупать игрушки… Родительскую плату, которая, кстати, и так составляет примерно 20 процентов от себестоимости содержания ребёнка в детском саду, съедала инфляция.

Конечно, родители относятся к увеличению оплаты по-разному, хотя мы стараемся объяснять, что, например, частный детсад обходится в месяц в 15 тысяч рублей, а муниципальный — и до двух тысяч не дотягивает. Но всё равно это сложное решение, и я неизбежно вынужден был выдержать волну критики…

К сожалению, у нас обычно фиксируют все негативное, к позитиву же люди привыкают быстро. Я не боюсь принимать непопулярные решения, но стараюсь объяснять людям, почему это необходимо делать.

— Область оказывает достаточную поддержку Иркутску, который является её административным центром?

— Многие помнят, как у города изъяли около 700 млн рублей налогов, сказав, что компенсируют их средствами на другие нужды. В этом году мы получили софинансирование на ремонт улиц Мира, Напольной, ведётся софинансирование строительства детских садиков.

Что касается бюджета города, то вызывает опасения 2015 год. Налоговая служба констатирует снижение плановых показателей доходов на 300 миллионов рублей уже в этом году. А у нас отыграны контракты, нужно рассчитываться — поэтому впервые пришлось воспользоваться кредитными средствами. А, значит, я возвращаюсь к мысли, которую уже высказывал: любые новые проекты нужно начинать только тогда, когда доход каждый год повышается или хотя бы стабилен.



Ирина Ружникова, «Байкальские вести»

Не отвлекаясь от городской тематики, перейдём к ещё одному интервью, на этот раз с начальником управления транспорта администрации Иркутска Юлией Гординой. По её словам, в Иркутске последнее время ощущается заметная нехватка общественного транспорта. Вечером в микрорайоны практически невозможно уехать, а ситуацию ухудшают постоянные пробки на дорогах. Также она рассказала о недавно принятой концепции пассажирского транспорта, в которой определены основные направления его развития. Она подчеркнула, что главное новшество связано с обязанием перевозчиков заключать договоры с городской администрацией. Также Гордина затронула вопрос с повышением платы за проезд в общественном транспорте Иркутска. По её словам, только иркутские перевозчики с 2008 года не могут подтвердить свои расходы. В остальных районах водители предоставили необходимые документы, в том числе Ангарск, где цена за проезд увеличилась до 17 рублей.

Рынок частных перевозчиков ждут серьёзные перемены

Начальник управления транспорта администрации Иркутска Юлия Гордина эти проблемы признаёт, однако, считает она, уже в ближайшее время все может существенно измениться. О перспективах общественного транспорта в Иркутске она рассказала журналисту газеты «СМ Номер один».

— В Иркутске недавно была принята концепция пассажирского транспорта, — рассказала Юлия Гордина. — В ней определены основные направления развития пассажирского транспорта, цели и задачи, необходимые для его эффективной и стабильной работы. Главное новшество связано с тем, что теперь перевозчики обязаны заключать договоры с администрацией Иркутска. Во всех городах принята такая практика — по городским муниципальным дорогам автобусы ходят по маршрутам, внесённым в муниципальный реестр, а администрация контролирует работу общественного транспорта. Теперь, согласно новым правилам, без договоров перевозчики не имеют права перевозить пассажиров.

— И как это улучшит работу общественного транспорта?

— Например, обеспечит иркутян транспортом в вечернее время. Мы сейчас определяем потребность в автобусах, троллейбусах и трамваях в вечернее время, сколько транспорта необходимо пустить по маршрутам. Эти данные учитываются в реестре маршрутов города Иркутска. Там указывается номер маршрута, определяется вместимость подвижного состава и количество единиц техники, которая должна на нём работать. Например, на одном маршруте существует перебор — ходит 80 автобусов, а должно быть 40. Соответственно, мы заключаем договор на то количество автобусов, которое определено реестром, и будем строго требовать от перевозчиков соблюдения всех условий договора. На каждом маршруте исходя из пассажиропотока мы определили вместимость автобусов, трамваев и троллейбусов. Например, у нас есть 15-й маршрут Центральный рынок — посёлок Искра, по которому ходит один муниципальный автобус. Мы посчитали: для того чтобы горожане могли спокойно, без длительных ожиданий уехать в посёлок и вернуться в центр, нам нужно пустить на линию пять автобусов малой вместимости. Мы будем привлекать перевозчиков на этот маршрут, независимо от того, кто там работает.

Для того чтобы заключить договор, перевозчикам нужно подготовить обширный пакет документов. В конце июня 2014 года было утверждено Положение о транспортном обслуживании, в котором содержатся основные требования к перевозчикам, транспортным средствам и документам, которые они должны представить. Стоит отметить, что требования достаточно серьёзные, но все они соответствуют приказам Минтранса и федеральному законодательству.

— Например?

— В договоре указаны нормы, которые перевозчик не имеет права нарушать: расписание, схема движения, маршрут. Время работы транспорта — с 6 утра до 23 часов.

— Если компания не заключила договор, она не имеет права перевозить пассажиров?

— Нет, не имеет. Нарушителям — тем, кто не заключил договор и не представил в администрацию все документы о праве на перевозку пассажиров — предполагается административное наказание в виде штрафов. За систематическое нарушение законодательства, то есть требований, прописанных в договоре, перевозчик может лишиться лицензии. Контролирует выполнение законодательства управление государственного дорожного надзора. Штрафы за нарушение лицензионных требований варьируются для юридических лиц от 30 000 до 40 000 рублей. Кроме того, в администрации создана служба контроля за пассажирскими перевозками. На транспортных средствах компаний, заключивших договоры, планируется установить специальное оборудование, которое позволит администрации отслеживать работу автобусов и маршруток, соблюдение расписания, режима и схемы движения. Благодаря электронной программе можно будет в любое время отследить, какое количество транспорта работает на маршрутах. Расписание движения всех автобусов будет выставлено на сайте в интернете, и любой иркутянин сможет посмотреть режим работы его автобуса. Конечно, мы будем проводить рейды с ГИБДД, проверять перевозчиков на выполнение требований законодательства.

— Мэр города неоднократно говорил о том, что проблему нехватки транспорта в городе можно решить при помощи увеличения муниципального парка автобусов большой вместимости. Насколько нам известно, муниципальный парк в последнее время увеличился, появились новые автобусы и троллейбусы, но проблема нехватки транспорта и долгих ожиданий автобусов на остановках по-прежнему существует…

— Действительно, в прошлом году мы перевыполнили план по приобретению нового транспорта, но это не означает, что транспортный парк увеличился. Мы купили 23 автобуса и одновременно 23 автобуса списали, потому что пробег у них был свыше 600 тысяч километров, а срок эксплуатации более 10 лет. Сейчас необходимо списать ещё 3—4 ПАЗа, которые уже физически устарели.

В настоящее время в городе работают 134 муниципальных автобуса, которые преимущественно обслуживают Ленинский район. Для того чтобы обеспечить все районы города муниципальным транспортом, нужно 700 автобусов.
В 2015—2016 гг. ситуация с бюджетом города будет крайне тяжёлой, поэтому мы планируем приобрести этот транспорт при помощи государственно-частного партнерства. У нас уже есть потенциальные инвесторы, готовые приобрети автобусы для города.

— В последнее время в Иркутске сократилось число маршруток. Как говорят перевозчики, это связано с тем, что водители часто увольняются из-за низкой зарплаты. Плюс не хватает денег на ремонт автомобилей, которые тоже часто сходят с маршрутов. По словам перевозчиков, проблема в том, что стоимость проезда в общественном транспорте очень низкая…

— Неоднократно уже говорилось, что для того, чтобы Служба по тарифам Иркутской области могла повысить стоимость проезда в общественном транспорте, перевозчики должны обосновать свои расходы, но ни одна из компаний не может подтвердить их. Соответствующие документы могут представить только 3—4 компании, но по существующим нормам нужно, чтобы обосновали свои расходы не меньше десяти компаний-перевозчиков. Во всех других городах Иркутской области собрались десять перевозчиков, представили документы, подтверждающие расходы, и повысили плату за проезд. Везде стоимость проезда в общественном транспорте выше, чем в Иркутске. Например, в Ангарске с 10 октября она составляет 17 рублей. Только иркутские перевозчики с 2008 года не могут подтвердить свои расходы.

— Возможны ли субсидии перевозчикам?

— Такая возможность есть. Но и здесь та же проблема: перевозчики не могут собрать весь пакет документов. Каждый год в январе мы размещаем информацию о конкурсе на предоставление субсидий по определённым маршрутам. Мы составили список убыточных маршрутов с низким пассажиропотоком, каждый год его размещаем. Перевозчики могут приносить документы, заключать договоры и получать субсидии, работая на этих маршрутах. Но для представителей транспортных компаний, видимо, достаточно сложно собрать весь необходимый пакет, поэтому никто субсидии не получает.



Алёна Байбородина, «СМ Номер один»

Ещё одно интервью, посвящённое дорогам, дал экс-глава министерства строительства, дорожного хозяйства Иркутской области Михаила Литвина, ныне занимающего должность зампреда правительства. По его словам, жители области чаще обращаются по вопросу неудовлетворительного состояния автомобильных дорог. Это связано со значительным увеличением межремонтных сроков проведения дорожных работ в период отсутствия дорожного фонда. Несмотря на это, качество выполняемых работ по капитальному ремонту и реконструкции автомобильных дорог с каждым годом повышается, а качество работ на сдаточных объектах в основном удовлетворительное.

Михаил Литвин: «Строить и ремонтировать дороги будем по современным технологиям»

– Михаил Владимирович, помнится, в прошлогоднем интервью вы заявили о пересмотре политики развития дорожной инфраструктуры в Приангарье. В чём конкретно это выразилось?

– Выполнение эксплуатационных и ремонтных мероприятий позволит обеспечить повышение надёжности и безопасности движения на автодорогах, обеспечит устойчивое функционирование дорожной сети.

Увеличение протяжённости автодорог, соответствующих нормативным требованиям, позволит повысить пропускную способность дорожной сети, улучшить условия движения транспорта, снизить аварий¬ность за счёт ликвидации грунтовых разрывов, реконструкции участков автодорог, имеющих переходный тип дорожной одежды, а также позволит сформировать единую дорожную сеть, круглогодично доступную для населения Иркутской области.

Для реализации вышеуказанной задачи предусмотрены первоочередные мероприятия по строительству, реконструкции и капитальному ремонту автодорог, ввод переходящих объектов незавершённого строительства, строительство объектов, способствующих экономическому росту и привлечению инвестиций, повышению безопасности движения, обеспечению транспортных связей административных центров муниципальных районов и городских округов Иркутской области.

Эффективное расходование средств дорожного фонда – основная задача как областного правительства, так и органов местного самоуправления. В основу такого подхода ложится широкое внедрение инновационных разработок, материалов, конструкций, использование местных каменных материалов, грунтов.

При производстве дорожных работ необходимо использовать новые технологии, которые улучшают безопасность движения автотранспорта, увеличивают срок службы дорожного полотна. Также современные технологии внедряются и будут внедряться при строительстве линий электроосвещения на участках областных дорог, при нанесении разметки, при метеорологическом мониторинге, при осуществлении контроля за движением большегрузного транспорта.

– С 2014 года в целях повышения эффективности бюджетных расходов строительство, ремонт и реконструкция осуществлялись в рамках программы Иркутской области «Развитие дорожного хозяйства на 2014–2020 годы». Сколько километров планировалось ввести? Как с поставленными задачами справились дорожники?

– В этом году в рамках государственной программы «Развитие дорожного хозяйства на 2014–2020 годы» по итогам строительства и реконструкции планировалось ввести 22,2 километра автодорог, по итогам капитального ремонта и ремонта – 102,9 километра.

В связи с уменьшением объёма бюджетных ассигнований дорожного фонда Иркутской области до конца 2014 года планируется ввести в эксплуатацию 65 километров, в том числе 17 километров автодорог, законченных строительством, и 48 километров по итогам капитального ремонта и ремонта.

В 2014 году за счёт средств областного и федерального бюджетов осуществляется строительство автодороги Тайшет – Чуна – Братск, а также реконструкция автодороги Иркутск – Листвянка (в рамках федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года»).

Продолжается строительство автодороги Красноярово – Небель и реконструкция автодороги Таксимо – Бодайбо. Продолжаются работы по реконструкции причальных сооружений и строительство парома. В текущем году будет завершено строительство мостового перехода через реку Ангару в Иркутске.

Капитальный ремонт выполняется на автодорогах Братск – Усть-Улимск, Иркутск – Большое Голоустное, ст. Куйтун – Куйтун, Иркутск – Оса – Усть-Уда, Бодайбо – Кропоткин,Иркутск – Усть-¬Ордынский.

– Муниципальным образованиям на ремонт дорог и дворовых территорий были выделены приличные субсидии. Как ими распорядились?

– В рамках госпрограммы в текущем году муниципальным образованиям Иркутской области предусмотрены субсидии на сумму 625,5 млн рублей, в том числе:

• 87,6 миллиона рублей – муниципальным образованиям «Аларский район» и «Заларинский район» предоставлены субсидии на проектирование и строительство (реконструкцию) автомобильных дорог общего пользования местного значения с твёрдым покрытием до сельских населённых пунктов, не имеющих круглогодичной связи с сетью автомобильных дорог общего пользования.

• 100 миллионов рублей – субсидии на капитальный ремонт и ремонт автомобильных дорог общего пользования местного значения к садоводческим, огородническим и дачным некоммерческим объединениям граждан предусмотрены пяти муниципальным образованиям: «город Иркутск», Ангарское муниципальное образование, муниципальное образование «город Братск», муниципальное образование «город Саянск», Иркутское районное муниципальное образование.

• 435,84 миллиона рублей – субсидии на строительство, реконструкцию, капитальный ремонт автомобильных дорог общего пользования местного значения в Иркутской области предусмотрены муниципальному образованию «город Братск», муниципальному образованию «город Черемхово», муниципальному образованию «город Усть-Илимск», муниципальному образованию «город Ангарск», муниципальному образованию «Заларинский район».

• 2,06 миллиона рублей – субсидии на содержание автомобильных дорог общего пользования местного значения предоставлены муниципальному образованию «Нижнеудинский район».

По итогам года будет отремонтировано 33,9 километра автомобильных дорог к садоводствам и введено в эксплуатацию 8,79 километра автодорог после капитального строительства.

– Много жалоб поступает на качество выполненных работ: быстрое разрушение покрытий, отсутствие ограждений и освещения переходов и так далее. Вы успели побывать на многих сдаточных объектах, как оцениваете их качество?

– Жители области чаще обращаются по вопросу неудовлетворительного состояния автомобильных дорог. Это связано со значительным увеличением межремонтных сроков проведения дорожных работ в период отсутствия дорожного фонда.

Качество выполняемых работ по капитальному ремонту и реконструкции автомобильных дорог с каждым годом повышается. Министерство строительства, дорожного хозяйства Иркутской области повышает требования к заказчику, отвечающему за качество выполненных работ. Все работы выполняются согласно проектно-сметной документации. Качество работ на сдаточных объектах в основном удовлетворительное. Количество ДТП, связанных с дорожными условиями, сокращается.

– Сколько у нас надёжных подрядных организаций, имеющих достаточный потенциал – технический и квалификационный?

– Порядка 10 организаций.

– Михаил Владимирович, и в завершение разговора несколько слов о перспективах на следующий год.

– Из значимых объектов в рамках госпрограммы в 2015 году будут реализовываться следующие: реконструкция автомобильной дороги Иркутск – Листвянка; строительство автомобильной дороги Тайшет – Чуна – Братск; реконструкция автомобильной дороги Таксимо – Бодайбо; строительство автомобильной дороги Красноярово – Небель; реконструкция причальных сооружений для паромной переправы пос. Сахюрта – о. Ольхон; реконструкция автодороги Баяндай – Еланцы – Хужир; строительство грузопассажирского самоходного парома для обслуживания паромного сообщения между п. Сахюрта и о. Ольхон.

В 2015 году планируется построить и реконструировать 21,2 километра автодорог, отремонтировать 63,5 километра.



Александр Антоненко, «Губерния»

Автор газеты «Конкурент» Фёдор Ткачук в своём материале рассказывает читателям об аномальном маловодье в крупных водоёмах Сибири. К примеру, уровень воды в Байкале оказался ниже прошлогоднего на 29 сантиметров, чего не было на протяжении 30 лет. Эта ситуация, по словам автора, может привести к дефициту вырабатываемой электроэнергии, а недостатки придётся компенсировать за счёт угольных теплостанций. Также под угрозой может оказаться эксплуатация водозаборов в Ангарске, Черемхово и Свирске.

Аномальное маловодье

Засушливое лето привело к аномальному снижению уровня воды в крупных водоёмах Сибири. Так, уровень Байкала оказался ниже прошлогоднего на 29 сантиметров. Иркутские гидрометеорологии отмечают, что подобная ситуация последний раз наблюдалась в регионе более 30 лет назад. Маловодье несёт за собой проблему для Ангарского каскада ГЭС: из-за дефицита гидроресурсов работать предстоит в весьма скованных условиях. Энергетики компенсировать «выпадающую энергию» планируют за счёт угольных теплостанций. Однако на этом «маловодная» проблема не заканчивается – под угрозой может оказаться эксплуатация водозаборов в Ангарске, Черемхово, Свирске. О том, как регион будет выходить из затруднительного положения, выяснял «Конкурент».

Аномально маловодной называют сложившуюся водохозяйственную обстановку в Приангарье специалисты из отдела гидрологических прогнозов Иркутского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Из-за низкого уровня осадков в летний и осенний периоды водность по рекам Иркутской области в среднем оказалась на 60–70% ниже нормы, отмечает начальник отдела Наталья Якимова: «В итоге в сентябре приток был уже близким к историческому минимуму, который сложился за последние 55 лет».

– Из-за маловодности сегодня обмелела река Лена. Практически пустыми оказались притоки Ангары, – прокомментировал ситуацию другой собеседник издания Михаил Людвиг, начальник территориального отдела водных ресурсов по Иркутской области (входит в Енисейское БВУ). – Между тем исходя из многолетних наблюдений мы рассчитывали, что Байкал и Иркутское водохранилище заполнятся до необходимого уровня в августе-сентябре. Кроме того, и долгосрочные прогнозы по уровню воды, которые готовят специалисты Института систем энергетики, были более чем оптимистичными. На весь летний период прогнозировалось многоводье, большой паводок.
Таким образом, максимальная отметка уровня воды в Байкале достигла за прошедший сезон 456,57 метра. На 9 октября она понизилась и сохраняется на 456,50 метра (по тихо-океанской системе высот), что оказалось на 29 сантиметров ниже, чем в прошлом году. А это, как отмечают специалисты-гидрометеорологи, уже серьёзное отклонение от нормы. «Обычно среднее наполнение озера в период с 1 мая по 1 октября составляет 90 сантиметров. В этом году Байкал наполнился только на 45 сантиметров», – рассказывает Якимова. Явление это довольно редкое – в последний раз такой уровень воды в Байкале был отмечен 32 года назад.

Не обошло стороной маловодье, естественно, и искусственные водоёмы – водохранилища Ангарского каскада ГЭС. Так, например, по данным Иркутскгидромета, уровень наполнения Братского водохранилища сегодня составляет 397,01 метра (по балтийской системе), что на 200 сантиметров ниже, чем в прошлом году.

При этом критичным оказался и такой показатель, как уровень приточности. К примеру, во втором и третьем кварталах 2014 года он составил 70% от нормы по озеру Байкал (порядка 2,5 тысячи кубометров в секунду) и 68% по Братскому водо¬хранилищу (1,1 тысячи кубометров в секунду). Всего же за столетний период наблюдений схожий уровень приточности по Байкалу наблюдался всего лишь четыре раза (в 1979 году – 2,3 тысячи, в 1981-м – 2,6 тысячи и т.д. ). На Братском водохранилище минимальный уровень поступления воды составил в 1982—1981 – 1,5 и 1,4 тысячи кубов соответственно и в 1990 году – 1,1 тысячи кубов.

Прогноз на оставшийся период 2014 года для Приангарья неутешителен – обильных дождей в октябре-ноябре не будет, это понятно уже и без метеорологического прогноза. Однако в условиях дефицита оказалось сегодня и большинство других регионов страны – Красноярский край, Якутия, Забайкалье, территории Верхней Волги, Вологодская область. Согласно данным Федерального агентства водных ресурсов, водохозяйственная обстановка на этих территориях характеризуется от пониженного уровня воды до экстремально низкого.

Аномальное для Приангарья явление внесло коррективы в производственную программу иркутской энергосистемы, большая часть которой приходится на гидрогенерацию.
– В одном сантиметре водной глади Байкала хранится энергопотенциал в 160 миллионов киловатт в час, – отмечает Андрей Корнеев, заместитель главного инженера компании «Иркутскэнерго». – Для сравнения: ежесуточная выработка Братской ГЭС сейчас составляет 50–60 миллионов киловатт в час.

Отреагировало на снижение уровня воды в Байкале и Ангаре Енисейское БВУ, в полномочиях которого – регулирование водного баланса. Ведомство уже приняло решение о прохождении предстоящего осенне-зимнего периода на минимальных сбросных расходах через Иркутский гидроузел. «Если в прошлом году мы работали при расходе 1,5 тысячи кубометров в секунду, то сегодня решено начать режим жёсткой экономии воды. Иркутская ГЭС с 5 октября вынуждена работать на 1,3 тысячи кубометрах», – отмечает Михаил Людвиг, начальник территориального отдела водных ресурсов по Иркутской области.

Но и этот минимальный показатель – ещё не предел. Как объясняет Михаил Людвиг, пользователи водных ресурсов обязаны выполнять принятое более десяти лет назад постановление правительства РФ «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности». В документе чётко оговаривается работа Иркутской ГЭС в диапазоне 456-457 метров по озеру Байкал. Иркутским энергетикам в условиях маловодности для обеспечения этого показателя придётся снизить сбросные расходы до 1050–1150 кубических метров в секунду.

По словам Андрея Корнеева, как и в прошлые маловодные годы, будут увеличена выработка теплоэлектростанций. «Обязательства по выработке электроэнергии будут распределены по нашим ТЭС. Запасы угля на складах уже увеличены», – комментирует ситуацию гендиректор «Иркутскэнерго» Олег Причко. По предварительным подсчётам компании, для прохождения отопительного периода потребуется дополнительно от 1 до 2 млн тонн топлива, что эквивалентно порядка двух миллиардов киловатт в час.

Директор КВСУ Евгений Мастернак сообщил «Конкуренту», что отгрузка угля на склады сегодня идёт полным ходом: «Честно говоря, мы не ожидали такой ситуации, когда потребуется серьёзная загрузка ТЭЦ, ведь прогноз водности на зимний период был, так сказать, «не в нашу пользу». Поэтому КВСУ с начала года оптимизировала свою работу, перераспределяла объёмы. Тем не менее выполнить задачу этого отопительного сезона мы, безусловно, сможем. Весь объём угля, который запросили энергетики, будет поставлен в срок. Но, к сожалению, для КВСУ этот локальный всплеск спроса финансово-экономическую ситуацию не изменит. Компания, как и отрасль в целом, переживает не лучшие времена».

Таким образом, уверяют энергетики и угольщики, энергодефицита в Иркутской области зимой 2014—2015 не будет.

Между тем существует и другая проблема, которую несёт с собой для региона маловодный год. Речь идёт об устойчивой работе водозаборов промышленных предприятий и городов, расположенных в нижнем бьефе Иркутской ГЭС. На эту ситуацию обращают особое внимание собеседники газеты. «Если уменьшить показатель работы Иркутской ГЭС ниже 1300, то затруднение уже будут испытывать наши водозаборы», – комментирует Наталья Якимова. По словам Михаила Людвига, пострадать могут в первую очередь населённые пункты, расположенные ниже по течению Ангары – Ангарск, Черемхово, Свирск, посёлок Михайловка Черемховского района.

«По водозаборам ситуации на пределе. Ведь даже при расходе воды в 1300 кубических метров в секундуне все водозаборы могут работать в нормальном режиме. И понятно, что естественного увеличения уровня воды в наших водоёмах не будет. Но я подчёркиваю, что никто не допустит остановки водозаборов. Мы уже начали работу, чтобы не допустить режима ЧС в регионе», – рассказывает Людвиг.

По его словам, вопрос о работе водозаборов в условиях маловодности обсуждался неделю назад на заседании межведомственной комиссии под руководством замгубернатора Николая Слободчикова.



Фёдор Ткачук, «Конкурент»

К теме воды и Байкала обратилась и автор из газеты «МК Байкал», сообщив читателям о «плохом самочувствии» озера. Причиной тому стало появление новой водоросли спирогиры, которая угрожает качеству воды и байкальским эндемикам. Предположительно, спирогира появилась из-за неисправной работы очистных сооружений, которые сбрасывают в озеро неочищенные сточные воды. Проблему с эффективностью работы очистных сооружений подтверждает и наличие кишечной палочки в количестве, превышающем норму. Как пишет автор, эти факторы — первые симптомы недомогания мощной экосистемы Байкала, но совершенно очевидно, что насколько мощной бы она ни была, оставлять её один на один с увеличивающимся потоком побочных продуктов человеческой жизнедеятельности дальше уже опасно.

Дурно пахнущая незнакомка

Учёные Лимнологического института СО РАН бьют тревогу. Последняя экологическая экспедиция, которую исследователи здоровья Байкала провели в сентябре, обнаружила весьма досадные симптомы самочувствия священного озера. В нём появился новый обитатель. Гадкая нитчатая водоросль спирогира. Она распространилась в прибрежной зоне вдоль восточного побережья, в Бурятии, а также по южному побережью, в Листвянке, Больших Котах, бухте Песчаная, Большом Голоустном, в ряде бухт Малого моря, на Ольхоне, а именно в районе Хужира и бухты Перевозная. По мнению учёных, стремительное распространение этого водяного сорняка угрожает байкальским эндемикам и качеству воды, которая до сих пор считается самой чистой в мире. Однако чиновники министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области не склонны поддаваться панике, поскольку достоверных научных подтверждений тому, что засилье водорослей представляет опасность для экологии озера, на сегодня нет. В Минприроды намерены детально изучить все данные и на их основе разработать план дальнейших действий по излечению озера.

— Я уже успел ознакомиться с печальными результатами исследований Лимнологического института, — рассказал доктор географических наук, геоэколог, Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Арнольд Тулохонов. – Безусловно, необходимо продолжать исследования и принимать меры, потому что поводы для тревоги есть.

Водоросль спирогира живёт на камнях, но во время штормов всплывает на поверхность и там начинает гнить, источая отвратительный запах. Вот эту мерзкую, гнилую вонючую жижу и обнаружили учёные во время экспедиции. Директор Лимнологического института СО РАН, академик Михаил Грачев считает, что спирогира появилась из-за неисправной работы очистных сооружений, которые сбрасывают в озеро неочищенные сточные воды. Проблему с эффективностью работы очистных сооружений подтверждает и наличие кишечной палочки в количестве, превышающем норму. В районе Слюдянки учёные обнаружили её в количестве выше нормы в 140 раз, а возле города Бабушкин Республики Бурятия в 400 раз. В свою очередь сотрудник Роспотребнадзора Иркутской области в ответ на вопрос корреспондента «МК Байкал» заявил, что полученные учёными данные анализа байкальской воды они подтвердить не могут, поскольку мониторинг качества воды в этой части озера не ведётся. Но сигнал, полученный от учёных, будет проверен.

Нагадили, получите

Учёные института считают, что очистные сооружения Слюдянки, Байкальска, Северобайкальска и города Бабушкин выработали свой ресурс и поэтому производят некачественную очистку сточных вод. В результате эти формально прошедшие очистку, а на деле грязные сточные воды несут в Байкал фосфат и нитраты, которые способствуют стремительному размножению спирогиры. Не остаются в стороне и владельцы частных домов, турбаз, так называемые новые латифундисты, которые вообще без всяких очистных сбрасывают отходы своей жизнедеятельности прямиком в озеро, бесконтрольно. Под сурдинку крупные и мелкие суда каждую ночь выходят в открытый Байкал и сливают туда фекальные и подсланевые воды. Раньше спирогира существовала в Байкале в ряде отдельных бухт, и её ниточки были единичными, но процесс её размножения не прекращается, а стремительно растёт. По приблизительным данным, массово спирогира начала размножаться около четырёх лет назад, и в прошлом году на берег было выброшено порядка 1, 4 тыс. тонн мокрой водоросли.

— На самом деле спирогира является мягким ответом экосистемы Байкала на человеческое воздействие, — отметил гидробиолог, доктор биологических наук, заведующий лабораторией биологии водных беспозвоночных Лимнологического института Олег Тимошкин. – Природа таким образом предусмотрела, что всю грязь, которую люди выбрасывают в Байкал, он утилизирует в виде биомассы этих водорослей и выплёвывает это все на берег. Мол, вы нагадили – вот, получите.

Однако если бы на этом все и заканчивалось, было бы не так страшно, но члены экспедиции вынуждены констатировать, что спирогира влияет на жизненные циклы байкальских эндемиков или вообще вытесняет их, тем самым нанося ущерб экологии Байкала. По их мнению, водоросль непрерывно размножается, и уже через несколько лет этот губительный процесс станет необратимым.

Как рассказал «МК Байкал» специалист региональной общественной организации «Байкальская экологическая волна» Максим Воронцов, первыми сообщили об инородных водорослях обеспокоенные жители посёлка Максимиха, расположенного на берегу Баргузинского залива, ещё в 2011 году. «Три года назад к нам в организацию позвонили обеспокоенные жители посёлка и рассказали, что по побережью залива распространились странные водоросли, — отметил Максим Воронцов. – Когда появилась возможность, летом 2012 года мы отправились в экспедицию по Байкалу и увидели печальную картину собственными глазами – берега Баргузинского и Чивыркуйского залива заполонила водоросль».

Не пугайте народ

Но, несмотря на то, что проблема заселения водорослями была обнаружена не вчера и крайне беспокоит жителей прибрежных территорий Байкала, министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области уверяет, что поводов для беспокойства пока нет. Как подчеркнула заместитель главы Минприроды Нина Абаринова, для каких-либо дальнейших действий первоначально необходимо установить причину появления водорослей, их влияние на качество воды и выяснить, представляют ли они опасность для экологии озера в целом.

«Предположительно причинами размножения водорослей могли послужить падения уровня воды в Байкале и тёплая температура воды, поскольку в этом году она успела прогреться, — отметила замминистра. — Следующий фактор, который, возможно, повлиял на размножение водорослей, это работа очистных сооружений. Водоросли любят фосфаты — синтетические моющие средства, которые используются при стирке, и сброс недостаточно очищенных сточных вод в тёплый маловодный период мог поспособствовать размножению».

Кроме того, Нина Абаринова отметила, что министерство обратилось за информацией к Росприроднадзору, Роспотребнадзору, Росгидромету по поводу представления данных о сложившейся ситуации. После детального рассмотрения фактов будет разработан план мероприятий по стабилизации обстановки и ведению дальнейшего мониторинга и обследования водоёмов. Редакция «МК Байкал» также обратилась с официальными запросом в Росприроднадзор по поводу данной проблемы, но ответа пока не получено.

Доктор географических наук, заместитель директора института географии им В.Б. Сочавы СО РАН Леонид Корытный попытался успокоить взволновавшуюся общественность. Он рассказал, что проблема массового размножения водорослей для Байкала не нова, поэтому не стоит делать скоропалительные тревожные заявления. «Если хорошо вспомнить, на Байкале уже было увеличение водорослей под влиянием природных циклов. Не нужно говорить, что Байкал гибнет, и заранее пугать народ. Поскольку это может отрицательно повлиять на наш туризм и ухудшить экономическое положение Иркутской области. На Байкале проблем хватает и не стоит отдавать приоритет тем проблемам, причины которых ещё не изучены, — отметил Леонид Корытный. — Надо иметь ввиду, что у любых изменений могут быть две причины – естественная и антропогенная. Всегда они действуют совместно, и разобраться, какая из причин является ведущей, трудно».

Странная любовь

Может быть, авторитетный учёный и прав, что не стоит мистифицировать загадочную дурно пахнущую незнакомку и преждевременно называть её могильщицей великого озера. Но как тогда быть с кишечной палочкой? Она то, что называется, проста, как рыба в чешуе и про неё, откуда она взялась и почему, нам все известно. Одно только превышение нормы содержания кишечной палочки в байкальской воде должно вызывать тревогу, ведь старожилы всегда гордились тем, что воду из озера можно просто черпать и пить. Неужели мы смиримся с тем, что те времена остались в прошлом? «Большое содержание кишечной палочки в Байкале наблюдается в районе поселков и очистных сооружений, — рассказал Михаил Грачев. – Кишечная палочка должна умирать на стадии очищения, и сточные воды, попадающие в Байкал, не должны отклоняться от нормы содержания болезнетворных бактерий. Поскольку очистные сооружения не выполняют должным образом своей функции, мы наблюдаем эти отклонения».

В региональном управлении Роспотребнадзора «МК Байкал» пояснили: «В тех местах, где проводил исследования Лимнологический институт, мы не ведём мониторинг, поэтому информацией о превышении нормы содержания кишечной палочки в районе Слюдянки и Бабушкине не располагаем, — отметили в пресс-службе Роспотребнадзора. – Но в скором времени мы намерены провести совещание с представителями Минприроды, Росприроднадзора, Росгидромета, исследователями Лимнологического института, на котором попросим предоставить лабораторную базу исследований со всеми данными. Только после этого мы будем разрабатывать план дальнейших мероприятий».

Возможно, и вонючие водоросли, и превышение нормы кишечной палочки, пока только первые симптомы недомогания мощной экосистемы Байкала, но совершенно очевидно, что насколько мощной бы она ни была, оставлять её один на один с увеличивающимся потоком побочных продуктов человеческой жизнедеятельности дальше уже опасно. Мы все гордимся Байкалом и любим его, но как-то всё больше отвлечённо. Эта любовь не мешает нам все более плотно заселять его берега, делить и межевать земли, строить неаутентичные танцполы посреди тайги, генерировать свалки, обсуждать создание особых экономических зон туристско-рекреационного типа и так далее. И эта любовь почему-то не помогает нам думать о том, что очистные сооружения, доставшиеся в наследство от советских времён, уже не справляются с той кучей отходов, которую порождают наши неуёмные аппетиты.



Валерия Батутите, «МК Байкал»

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ