Р!
15 НОЯБРЯ 2019
14 ноября 2019
13 ноября 2019

Наблюдатели против магии иркутских выборов

Наблюдатель — человек, в котором избирательные комиссии часто видят врага №1, единственного, кто вставляет им палки в колёса. Он должен следить за списками проголосовавших, проверять результаты подсчёта голосов, смотреть, чтобы члены комиссии не утащили с участка чистые бюллетени, а избиратели не принесли с собой уже заполненные. Словом, наблюдатель, проработавший на нескольких кампаниях, может пролить немало света на то, как на самом деле побеждают наши мэры, депутаты и далее по списку. Наблюдатели иркутского «Голоса» поделились с «ИрСити» своим опытом работы на различных региональных выборах, в том числе и на недавних выборах мэра Иркутского района. Называть свои имена при этом они отказались, опасаясь за своё здоровье.

Наблюдателей можно разделить на две группы: волонтёров, и тех, кто работает по направлению от какого-либо кандидата или партии. Не желая очернить последних, всё же стоит отметить, что наблюдатель, которому не платят, имеет больше возможностей и мотивов пресечь попытки сфальсифицировать выборы. Если бы кандидаты на различные выборные должности отбросили ложную скромность и честно рассказали избирателям, как им удалось победить, мало среди них оказалось бы людей, не использовавших различные сомнительные технологии в период кампаний.

Как следствие, наблюдатель от политической партии или кандидата порой занимается тем, что пристально фиксирует «карусели», подвозы и шалости комиссии, если они снижают шансы «его» человека, и спокойно бездействует, когда те же самые действия совершаются дружественной командой политтехнологов. Волонтёры же идут работать за идею, поэтому наибольшая угроза недобросовестным комиссиям исходит именно от них, конечно, в том случае, если они имеют достаточный опыт.

«Голоса покупали за бутылку водки»

Волонтёр, пожелавший остаться анонимным, рассказывает, что самые интересные истории случаются на выборах в малых и отдалённых населённых пунктах области. Так, на выборах мэра Усть-Кута в 2010 году его вместе с другими наблюдателями, приехавшими из Иркутска, за день до голосования держали в местном санатории под охраной, изъяв паспорта. Видимо, опасались провокаций как со стороны оппонентов их кандидата, так и, видимо, со стороны самих наблюдателей. Самое интересное началось, когда наблюдателей развезли по участкам. Как он заверил, голоса покупали за бутылку водки, а в отдельных районах, где борьба была наиболее ожесточённой, платили до 1,5 тысячи рублей за галочку в нужной графе бюллетеня.

Впрочем, федеральные выборы мало отличаются от местных — разница только в количестве желающих намухлевать, предназначенных для этого сумм и мер, предпринимаемых ими для ликвидации лишних глаз. Так, когда накануне выборов в Госдуму в 2011 году «Голос» объявили иностранным агентам, наблюдателям на личную почту начали приходить анонимки, где их стыдили за то, что они работают на «агента», «подрывают» и «препятствуют». Во время самих выборов в Иркутской области, со слов наблюдателей, в штабе «Голоса» пропадало электричество, отключали интернет, на личные телефоны наблюдателей постоянно звонили неизвестные. Выгоняли их и из соседнего бара, где наблюдатели нашли интернет. Некоторых из них не допускали на участки, мотивируя это тем, что они — «агенты» и «напишут неправду».

Впрочем, надо отдать должное кандидатам — далеко не всегда они заинтересованы в фальсификации. Особенно когда опросы показывают, что население их поддерживает. В этом случае всё наоборот — кандидат заинтересован в честных выборах и пресечении фальсификаций.

Утренние шалости комиссий

Рабочий день наблюдателя начинается в районе 7 утра — до открытия участков надо проверить, не расклеил ли какой-нибудь ретивый кандидат свои изображения вблизи участка, проверить списки избирателей на предмет «левых» записей. Некоторые комиссии любят вносить «проголосовавших» в списки ещё до начала выборов. Необходимо узнать, сколько человек проголосовали досрочно и сколько всего народа на участке.

Можно считать, что наблюдателю повезло, если комиссия попадается грамотная, разбирающаяся в избирательном законодательстве и действующая по инструкции. Такое бывает не всегда. И первым признаком проблемной комиссии могут стать попытки надавить на наблюдателя, как только он приходит на участок. Выглядит это так. Председатель строго показывает на стул в самом дальнем и тёмном углу участка и говорит: вы сидите там и не мешаете нам работать. В этот момент очень важно проявить силу воли и, несмотря на протесты, разместиться как можно ближе к столу, за которым работает комиссия, чтобы иметь возможность постоянно держать в поле зрения сейф с бюллетенями и списки избирателей.

Наблюдатели «Голоса» рассказывают, что это дисциплинирует комиссию, особенно если та ни разу не видела инструкций и не знакома с законами. Помимо этого, если за людьми постоянно присматривают, у них будет намного меньше желания и возможностей совершить что-то противозаконное, комиссия начинает работать напоказ. Если этого не происходит, комиссия, ангажированная в пользу одного из кандидатов, вполне может помочь государству повысить электоральную активность населения и внести в списки отсутствующих избирателей, а затем заботливо проголосовать вместо них.

Цирк в Иркутском районе

По словам наблюдателей «Голоса», также пожелавшими не называть свои имена, недавние выборы мэра Иркутского района дали повод отдельным комиссиям и командам отдельных претендентов на победу продемонстрировать, скажем без ложной скромности, богатый арсенал магических приёмов с избирательными бюллетенями. Необходимо подчеркнуть, что волшебство творилось далеко не на всех участках, некоторые комиссии были подчёркнуто дружелюбны к наблюдателям, грамотно реагировали на все просьбы и жалобы. При этом на многих участках происходил настоящий цирк.

Наблюдатели отмечают одну интересную особенность – большое количество проголосовавших по дополнительным спискам, а также значительный объём проголосовавших досрочно. На многих участках люди, прописанные на территории, не находили себя в списках, при том, что их ближайший родственник, прописанный там же, в списках присутствовал. Так, в списках избирателей в Дзержинске не было около половины населения близлежащего посёлка Молодёжный.

Не исключают наблюдатели, что низкое качество составленных списков могло быть использовано нечистыми на руку членами комиссий. Дело в том, что когда человек приходит голосовать, его паспортные данные видит лишь тот, кто заполняет список. И нет никакой гарантии, что человек придёт со своим паспортом.

Наблюдатели от «Голоса» сообщают, что на некоторых участках комиссии под любыми предлогами не подпускали их к спискам. Например, одному их коллеге сказали: «Молодой человек, у вас может быть фотографическая память, вы запомните паспортные данные избирателей и используете в своих корыстных целях. Поэтому списки мы вам не покажем». Когда драгоценные списки ограждены от посторонних взглядов, они оказываются полностью во власти комиссии.

Чёткие мужчины и дерзкие подвозы

Наблюдатели утверждают, что были и подвозы. Причём грешили едва ли не все главные претенденты на победу. Один из наблюдателей составил заявление на подвоз избирателей, заметив, что каждые 20 минут на участок заходят ровно четыре человека, прибывающие на одной и той же машине. Потом заявление отдали на подпись остальным наблюдателям, все подписали его, кроме наблюдателя от одного из кандидатов-фаворитов, который демонстративно его порвал на глазах у изумлённых зрителей.

Подвоз можно вычислить, если к участку больше одного раза подъезжает машина, выгружает людей, при этом водитель остаётся на месте. Обычная легковушка может привести на участок около 40 человек за несколько рейсов. На выборах мэра Иркутского района наиболее заботливые кандидаты не стеснялись подвозить избирателей прямо к крыльцу участка на большой белой «Газели». При этом когда наблюдатели вызывали полицию, людей начинали подвозить к чёрному входу, скрытому от глаз полицейских.

Наблюдатели от кандидатов, за некоторым исключением, смотрели на творящийся цирк с поистине философским спокойствием. Некоторые громко возмущались, но после звонка из штаба грустно замолкали.

Со слов волонтёров, отдельные комиссии обсуждали подвозы в присутствии наблюдателей, которые сидели буквально в нескольких метрах от них, несколько смущённые такой бесшабашностью. Когда председатель в первый раз во время телефонного разговора сказала, что в 12.00 планируется подвоз, ребята не поверили своим ушам и решили, что она просто оговорилась. Однако, через некоторое время, услышав слова «где списки, они уже подъехали!», наблюдатели вышли на улицу и, действительно, увидели подвоз.

На другом участке устраивали подвозы не столь откровенно: «заряженных» избирателей высаживали метров за 100 от входа, но перед участком стояла иномарка с двумя серьёзными мужчинами, которые зорко следили за тем, чтобы граждане не сбежали, так и не проголосовав. Наблюдатели вызвали патруль, и иномарка уехала.

До обеда наступает время выездного голосования, когда комиссия, предварительно расписавшись за полученные бюллетени и озвучив их число, должна отправиться к гражданам, по тем или иным причинам не имеющим возможности прийти на участок. Эта процедура требует особого внимания, поскольку недобросовестные комиссии могут утащить с собой намного больше бюллетеней, чем требуется, или «забыть» расписаться за них. Анонимные наблюдатели считают, что и на выборах в Иркутском районе было что-то подобное, но номера участков называть воздержались.

Подсчёт голосов: комиссии наносят ответный удар

Отдельную и одну из самых сложных для наблюдателей процедур составляет подсчёт бюллетеней. В идеале, после подсчёта результатов досрочного и выездного голосования председатель аккуратно выуживает один бюллетень, показывает за кого из кандидатов поставлена галочка и складывает в отдельную стопку. Считает бюллетени тоже один человек. Но практика очень часто отличается от теории, и подсчёт бюллетеней превращается в жонглирование. Семь человек, яростно ругаясь, перебрасывают друг другу помятые пачки бумаги, не оставляя никакой возможности уследить за количеством бюллетеней, не говоря уже о том, за кого отданы голоса.

Что может в этот момент произойти? Всё, что угодно. Член комиссии может, вытягивая бюллетень, назвать имя дружественного ему кандидата, хотя голос был отдан за другого человека. Могут считать испорченные бюллетени как отданные за своего.

Впрочем, как отмечают наблюдатели, это происходит по большей части не потому, что комиссия пытается мухлевать с бюллетенями, а просто по незнанию. Когда на одном из участков наблюдатель от «Голоса» попросил комиссию, сославшись на федеральный закон, считать бюллетени как положено, председатель заявил, что впервые об этом слышит и будет делать так, как считает нужным. Если люди не знают избирательное законодательство, они могут даже не подозревать, что их действия могут быть не просто незаконными, но и преступными.

Во время подсчёта отследить, как считают бюллетени сразу семь человек, совершенно невозможно, на каждого нужно как минимум по одному наблюдателю. Однако, объяснить это комиссии не всегда представляется возможным, и тут находятся любые поводы: уже слишком поздно, а мы хотим домой; мы всегда так считали; вы мешаете работать, отойдите в сторонку.

Поэтому некоторые наблюдатели, поняв бессмысленность ссылок на закон, аргументируют свои просьбы просто: «Хочу!». Хочу, чтобы мне показали число проголосовавших избирателей. Хочу, чтобы озвучили количество оставшихся бюллетеней. Хочу, чтобы досрочное голосование считали отдельно. И на всё это можно получить один ответ: нет, мы тебе ничего не скажем, и вообще — зачем это тебе? Протокол выдадим — всё увидишь.

По данным «Голоса», данные, полученные комиссиями по результатам подсчёта, часто не совпадали с цифрами, которые были у наблюдателей.

Так нечестно!

По мнению наблюдателей, прошедшие выборы мэра никак нельзя назвать честными при всём желании. Хотя далеко не на всех участках выборы превращались в цирк. Там, где были опытные и юридически грамотные комиссии, выборы проходили легко. В маленьких деревнях члены комиссий и местные наблюдатели знали большинство избирателей в лицо, здоровались с ними. Люди шутили, ругали власть и выборы, обсуждали последние новости, словом, вели себя легко и непринуждённо.

По словам наблюдателей, устранить немалую часть неприятных моментов на участках можно, просто проведя обучение комиссий. Чтобы люди хотя бы знали, что некоторые действия совершенно недопустимы во время голосования. Чтобы они знали, как ловить «карусели», подвозы и так далее.

Резюмируя ситуацию вокруг прошедших выборов, представители «Голоса» в очередной раз заявили, что считают порочной практику досрочного голосования, которая стала широко распространённой во время проведения последних выборов. По их мнению, необходимо существенно ужесточить процедуру, по которой оно проходит, в частности, указав в законах список документов, дающих право проголосовать досрочно.

Второй момент, отмеченный «Голосом», — нечётко вычеркнутые в бюллетенях имена выбывших кандидатов. Третий — массовые подвозы, о которых говорилось выше. Их замечали в Дзержинске, Куде, Никольске, Оёке, Пивоварихе и ряде других населённых пунктов. Что интересно, известны не только номера машин и автобусов, осуществлявших подвозы, но и фамилии местных чиновников, которые отметились в подвозах. Всего наблюдатели зафиксировали 47 нарушений законов на выборах. У избиркома традиционно всё чисто, полиция проверяет информацию о подвозах и подкупах.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ