Р!
21 НОЯБРЯ 2019
20 ноября 2019
19 ноября 2019

Экологическая катастрофа на Байкале: низы не могут, верхи не хотят

В 2014 году учёные Лимнологического института (ЛИН СО РАН) — организации, которая больше полувека занимается изучением Байкала — забили тревогу. Загрязнение прибрежной зоны озера приняло угрожающие масштабы. В 2014 году около 60% байкальской мелководной зоны было покрыто «коврами» нехарактерной для озера водоросли под названием спирогира; в некоторых участках побережья учёные обнаружили гниющие залежи выброшенной на берег спирогиры и других водных растений. Одной из основных причин появления водоросли, по мнению сотрудников ЛИН СО РАН, стало антропогенное воздействие: массовые сбросы в озеро неочищенных бытовых сточных вод из населённых пунктов и баз отдыха, а также использование удобрений.

Последствия масштабного загрязнения прибрежной зоны предсказуемы и весьма плачевны. Могут произойти, и уже происходят необратимые изменения в экосистеме озера, которые не замедлят сказаться и на качестве воды, не говоря уже о возможном массовом вымирании либо вытеснении уникальных животных и растений. Поля гниющих водорослей привлекают массы чаек и других птиц, с их фекалиями в биомассу попадают и активно размножаются кишечные бактерии, которые во время штормов смываются в само озеро, из-за чего вода вблизи населённых пунктов и рекреационных зон становится непригодной для питья и купания.

Иркутские лимнологи проводят активные лабораторные и экспедиционные исследования экологической обстановки прибрежной зоны Байкала на протяжении последних 2 лет. До 70% коллектива института вовлечено в поиск научно обоснованных ответов на современные острые экологические проблемы Байкала. С 9 по 29 июня 2015 года сотрудники Лимнологического института РАН провели очередную экспедицию, целью которой был сбор данных о состоянии прибрежной зоны озера. Результаты экспедиции показали, что ситуация абсолютно не улучшилась, а в некоторых местах определённо видна и отрицательная динамика.

Пожалуй, самая печальная новость лабораторных исследований лимнологов заключается в том, что в 2015 году старший научный сотрудник ЛИН СО РАН, кандидат биологических наук Ольга Белых, изучив одну из групп сине-зелёных водорослей, недавно в массе появившихся на больных байкальских губках, показала: водоросли имеют ген, отвечающий за производство токсинов – крайне опасных для здоровья человека веществ. Поводов для паники всё ещё нет, однако они могут появится в ближайшее время — события на Байкале напоминают те, что несколько лет назад оставили население города Толедо в США без питьевой воды.

В Толедо — городе, расположенном на берегу одного из Великих Американских озёр Эри, в результате массового многолетнего сброса в воду сточных вод, в большом количестве содержащих фосфаты и нитраты, начали развиваться токсинсинтезирующие сине-зелёные водоросли, продукты жизнедеятельности которых могли провоцировать опасные заболевания для людей, например – цирроз печени. Набрав критическую массу, водоросли попали в городскую систему водоснабжения. Город с почти четырёхсоттысячным населением остался без питьевой воды, и проблема не решена до сих пор.

Однако, вернёмся к Байкалу. Ни один из необходимых для спасения озера шагов не был предпринят до сих пор. Ничего не сделано для того, чтобы организовать дополнительные места сбора отходов, поступающих с почти трёх тысяч кораблей, базирующихся на Байкале. Официально существуют всего лишь 2 пункта приёма отработанных вод с кораблей – в Северобайкальске и порту Байкал. По-прежнему в большинстве прибрежных населённых пунктов на Байкале очистные сооружения отсутствуют.

Грязные сточные воды продолжают поступать в озеро с очистных сооружений Северобайкальска, Слюдянки, Бабушкина, Байкальска. Удивительно вот что. Санэпидемстанции регулярно проводят проверки бытовых сточных вод в указанных населённых пунктах, и эти проверки показывают полное соответствие сбрасываемых вод санитарным нормам. Но аналогичные проверки, проведённые ЛИН СО РАН, дают совершенно противоположные результаты. Почему так происходит?

В качестве примера можно привести ситуацию в Слюдянке. В городе имеется две станции очистных сооружений, в том числе и относительно новый, построенный в 2010 году за астрономическую сумму комплекс. Он работает, несмотря на то, что до сих пор официально не сдан в эксплуатацию. Сточные воды с комплекса поступают в реку под названием Похабиха. В 2014 году сотрудник Лимнологического института, кандидат биологических наук Валерий Мальник неоднократно проводил анализ сточных вод, поступающих в Похабиху, на предмет их соответствия санитарным нормам.

Чтобы проверить качество очистки сточных вод и их влияние на состав речной воды по санитарно-микробиологическим показателям, учёный-микробиолог обычно отбирает несколько проб: прежде всего – сами сточные воды, а также пробы речной воды ниже и выше точки сброса. Затем пробы воды помещаются в так называемые чашки Петри с разными питательными средами. Через определённое время на средах, содержащихся при температуре выше 30 градусов по Цельсию, вырастают колонии микроорганизмов, в том числе и бактерий группы кишечной палочки, количество которых и определяет качество очистки сточных вод. Результаты анализа показали, что сточные воды сбрасываются с очистных плохо очищенными, количество колониеобразующих микроорганизмов там превышало санитарные нормы в несколько раз.

Лимнологический институт направил жалобу с просьбой проверить состояние сточных вод. Проверка была проведена только через месяц и показала, что вода полностью соответствует норме. Проверки, проводимые санэпидемстанцией ранее, также давали утешительные результаты, прямо противоречившие результатам, полученным сотрудниками ЛИН СО РАН. Можно предположить, что на очистных сооружениях заранее узнают о готовящихся проверках и незадолго до их проведения каким-то образом обеззараживают сточные воды. Это можно сделать, например, с помощью добавления хлорки. В результате проверка показывает, что сбрасываемая вода практически стерильна по микробиологическим показателям.

Ситуация в Слюдянке не уникальна – сотрудники института провели забор проб во многих других точках вблизи населённых пунктов и популярных мест отдыха, все они показали несоответствие воды санитарным нормам. Аналогичная ситуация сложилась в южной части Малого моря. Что же касается спирогиры, скопления которой учёные обнаружили в прошлом году на Байкале практически повсеместно, в местах где в 2014 году её было больше всего, теперь под слоем песка лежит слой перегнившей биомассы, которую постепенно смывает в озеро, что даёт массу питательных веществ для новых поколений водоросли. Аналогичную ситуацию учёные обнаружили в Северобайкальске, где в популярных местах отдыха горожан вода также не соответствует санитарным нормам.

По мнению руководителя экспедиции, доктора биологических наук Олега Тимошкина, ситуация с массовым цветением спирогиры на севере Байкала, в заливе Листвяничный, а также в других участках озера в полном объёме повторится и в нынешнем году. На Байкале продолжают вымирать губки. За время экспедиции учёные Лимнологического института провели 32 погружения. И только в двух точках на байкальском дне они обнаружили относительно здоровые губки. Если вспомнить, что квадратный метр байкальского дна, покрытый губками, перерабатывает от 17 до 19 кубических метров воды в сутки, эта новость печальна вдвойне.

Реакция властей на происходящие события достойна особого внимания. В Министерстве природы РФ прекрасно знают о ситуации, сотрудники ЛИН СО РАН неоднократно отправляли чиновникам результаты своих исследований. Единственное, чего учёным удалось добиться от Минприроды РФ за два года – пятнадцатиминутный доклад о проблеме загрязнения озера фосфатами на заседании Межведомственной комиссии по защите озера Байкал, которая пройдёт в Москве 15 июля.

Понятно, что у столь высокопоставленного органа, как созданная при Правительстве РФ комиссия по защите Байкала, наверняка есть дела поважнее, чем защита Байкала, однако, проблеме загрязнения 20 процентов мирового запаса чистейшей пресной воды можно было бы уделить немного больше времени.

Видимо для повышения эффективности работы комиссии по защите Байкала недавно из её состава исключили большинство специалистов по экологии Байкала, в том числе директора ЛИН СО РАН, академика Михаила Грачёва. Из комиссии были выдворены специалисты по озеру Байкал, экологи. Но остались, например, председатель комиссии, горный инженер по образованию Юрий Трутнев, руководитель Росприроднадзора, бывший пограничник Юрий Кириллов, руководитель Росводресурсов, специалист по конструированию двигателей летательных аппаратов Рустэм Хамитов, заместитель руководителя Росприроднадзора, эксперт в области строительства автомобильных дорог и мостов Алексей Акулов.

Безусловно, межведомственная комиссия от этих перестановок только выиграла, о чём косвенно свидетельствует следующий факт. 9 июля в Лимнологический институт пришел запрос от одного из её сотрудников. В нём говорилось, что данные о массовом цветении спирогиры на северном Байкале опроверг представитель Совзонда, организации-исполнителя проекта по космическому мониторингу, который обосновал своё утверждение тем, что на снимках со спутников, сделанных в мае текущего года, по сравнению с маем 2014 года, спирогиры практически не наблюдается. По данным же лимнологов, количество спирогиры на северном Байкале и в 2015 году было вряд ли меньше, чем в мае прошлого года. В связи с чем был поставлен вопрос, почему её не увидел представитель Совзонда.

Сообщение вызвало некоторое недоумение сотрудников института. Интерес учёных вызвал метод, позволивший по снимкам из космоса судить об отсутствии водоросли, родовую принадлежность которой можно определить только под микроскопом. Непонятно также, почему представители Совзонда решили проанализировать весенние космоснимки, сделанные в мае, когда спирогиры в озере мало, а не осенние, в пик её развития и распространения. Возможно, если бы члены Комиссии прочитали хотя бы одну из многочисленных публикаций на эту тему, таких вопросов не возникло бы.

Явное невнимание власти к проблеме Байкала вызывает понятный вопрос – почему так происходит? Теоретически, можно предположить, что ответ кроется в миллионах рублей, которые ежегодно тратятся на охрану «иконы России». Так, в 2014 году на реализацию федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории» было отпущено 139 миллионов рублей, на 2015 год запросили уже больше полутора миллиардов. И вдруг выясняется, что столь значительные суммы не уберегли озеро от серьёзной угрозы, более того, проблему обнаружила организация, которая по этим программам не получила ни рубля. Люди, ежегодно отчитывающиеся об успешном «освоении» этих миллионов, попадают в неловкое положение.

Возникает вопрос: как логичнее поступить этим людям, чтобы исправить ситуацию? Возможно, стоило бы выслушать точку зрения специалистов, которые утверждают, что миллионы тратятся неэффективно, и что стоит пересмотреть механизмы защиты озера, которое, вероятно, стоит на пороге экологической катастрофы? Возможно, стоило бы перестраховаться и принять меры, чтобы не допустить даже малейшей вероятности такого развития событий?

На практике профильные ведомства выбрали иной путь – предпочли сделать вид, что проблемы нет вообще. Как ситуация будет развиваться дальше – загадка, однако некоторую надежду внушает тот факт, что руководство ЛИН СО РАН передало президенту академии наук Владимиру Фортову письмо, в котором подробно изложена суть проблемы загрязнения озера и возможные пути её решения. Письмо это в ближайшее время должно попасть к премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву.

Кажется, ситуация поправима, положительные сдвиги всё же наблюдаются. Статью о проблеме массового распространения спирогиры в Байкале недавно разместили в «Российской Газете». Пристальное внимание к проблеме и готовность содействовать её решению не раз выказывал областной Росприроднадзор. На сигналы экологов быстро и своевременно отреагировала прокуратура Иркутской области. Множество учёных со всего мира заинтересовались проблемой Байкала, некоторые предложили российским коллегам свою помощь.

В настоящее время многие СМИ, освещающие проблему, говорят о том, что спирогира – враг Байкала, угрожающая качеству озёрной воды. Однако, по мнению лимнологов, это не совсем правильная точка зрения. Спирогира – скорее один из индикаторов, свидетельствующих о загрязнении. С её помощью Байкал возвращает нам грязь, которую мы сами в него сбрасываем. Пока в прибрежную зону будут сбрасываться плохо очищенные, либо – не очищенные вовсе бытовые сточные воды, в лучшую сторону ничего не изменится. А вот в судьбе эндемичных обитателей озера эта водоросль и впрямь может сыграть роковую роль, подавляя или вытесняя уникальные виды. Но это уже – новое, навязанное экологическим кризисом направление для фундаментальных научных исследований, которое требует неотложного старта. Пока же на тему влияния массового развития спирогиры на организмы, обитающие в Байкале, не выделено ни копейки.

Вот вам пример «технического оснащения» лаборатории по контролю за состоянием сточных вод на станции очистных сооружений Северобайкальска, который привёл один из учёных, принимавших участие в проверке качества работы этой станции. В 2013 – 2014 годах она находилась в ведомстве богатейшей организации страны – РЖД. По словам учёного, воду для анализа пришлось отбирать с помощью старой жестяной банки из-под зеленого горошка, привязанной к длинной деревянной палке. Сотрудницы станции, надо отдать им должное, содержали её в идеальной чистоте и порядке. Но вот оборудование было настолько бедным, что работать на нём было практически невозможно.

Даже таких недорогих, но крайне необходимых вещей, как пипетки, предметные и покровные стекла, необходимые для оценки состояния активного ила, основного действующего компонента очистных сооружений, были в дефиците. Остаётся надеяться, что местные власти, которым руководство РЖД передало станцию, будут лучше заботиться о её техническом оснащении.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ