Р!
15 НОЯБРЯ 2019
14 ноября 2019
13 ноября 2019

Художник по войлоку Ирина Андреева: Всё началось с валенок

Руки мастера, горячая вода и тёплые воспоминания о прошлом – так из кусочка грубой шерсти рождается настоящий шедевр. Новую коллекцию своих удивительно милых, свалянных из детских воспоминаний «Узелков на память», в Иркутске представила художник из Москвы Ирина Андреева. Это история из недалёкого прошлого о деревенском доме, в котором так любила бывать маленькая девочка Ира.

— В прошлом году вы радовали иркутян выставкой «Тёплый день» о занятиях маленькой девочки в большой городской квартире. О чём история «Узелков на память»?

— Так получается, что в своём творчестве я не фантазирую, а беру идеи из головы, из памяти, из сердца. Сюжетов, о которых хочется рассказать, много. Они изнутри, здесь придумывать ничего не надо. А я люблю вспоминать большими историями. Стоит вспомнить одно, и за этим привязывается целая цепь событий. Тема деревни мне просто нравится. Потому что она о настоящем, хорошем, добром. Здесь нет ничего напускного и притворного. Года два назад мне суждено было оказаться на том месте, где был бабушкин дом, в Удмуртии. Я увидела, что его нет, и стало по-настоящему страшно. Иногда ведь хочется вернуться в своё прошлое. И когда ты приезжаешь домой, к маме, проводишь рукой по стенам, по мебели, которая была в твоём детстве, тебе хорошо, ты повидался, и можно дальше жить. А когда ты знаешь, что родного пространства вдруг нет, и тебе некуда вернуться, не к чему прикоснуться, некого обнять, это страшно. И чтобы не было так больно, я сделала такую выставку. Я создала её просто для того, чтобы она была. Но как художник, я понимала, что это обязательно будет смотреть зритель, и я делала всё так, как шло от сердца. Несмотря на то, что это делается очень сложно и долго. Но, к счастью, это находит очень тёплый отклик.

— Что говорят зрители?

— Люди всегда благодарят за то, что они вспомнили. И что им тоже удалось оказаться там, где давно не были. Потому что они давно не были в этом пространстве, давно не чувствовали, хотя в их детстве было много похожего. И начинают вспоминать свои истории, своих мам и бабушек. Очень много плачут. В книге отзывов пишут много своих историй и благодарностей. Говорят, что очищаются здесь. А мне кажется, что им просто удалось немного побыть настоящими, самими собой. Люди разные приходят, а здесь становятся одинаковыми.

 — Должно быть, каждый мастер примерно понимает, что он хочет своим творчеством сказать. Вы выполнили свою творческую миссию, призвав людей вспомнить о близком и родном?

— Не думаю, что я выполнила свою задачу до конца, но я очень рада и тому, что происходит сейчас. Я смогла людям помочь. Я понимаю, что есть много других способов — церковь или родные и друзья, с кем можно вспомнить такие моменты. Может быть, материал такой проникающий и музыкальный фон создают атмосферу, в которой человек погружается в себя. И как-то людям важно, очень многие забыли об этом, как просто быть самим собой, от этого хорошо и легко.

 — Какие эпизоды возвращения в прошлое для вас самые приятные и трепетные?

— В детстве я очень любила печь. Когда мы приезжали в деревню, а там, как правило, было много дел и беготни, нас, детей, кормили и укладывали на печи. А печь была большая с лежанкой, и было очень приятно сытым лежать на печи, шушукаться и смотреть из-за занавесочки на то, что происходит внизу, и слушать удивительное многоголосье бабушкиных подруг, которые приходили в гости. И почему-то мне ещё тогда казалось, что, наверное, это и есть счастье. И теперь всегда, когда мне плохо и грустно, я мысленно возвращаюсь на эту печь и вспоминаю те голоса. В детстве всё ведь интересно, особенно в деревне: коза, которую мы пасли, рыбу ловили бабушкиным тюлем, велосипед, о котором я так мечтала, крапива, которая, наверное, у каждого острые впечатления оставила. Очень нравилось, когда бабушка бельё развешивала по всему двору, из простыней надувались огромные паруса, под которыми безмятежно топали куры. Почему-то это всё осталось в памяти такими замедленными в действии картинками, тёплыми и согревающими. Вот обо всём этом моя валяная история.

— Вы создаёте предметы практически в натуральную величину, вас называют мастером валяной скульптуры, а как вы сами определяете своё творчество?

— Материал ведь грубый, живой, играться в него не хочется, из него нужно создавать такие живые большие картины. С этим материалом я начала работать давно, лет 20 назад. Тогда было не с чем сравнивать. У нас на факультете искусств очень робко в своё время начинали вводить разные материалы – кожу, шерсть. Конечно, мы делали валенки. Валенки, вообще, родоначальники всего этого. Но потом из такой простой формы начали рождаться персонажи. Вряд ли это можно назвать игрушкой, да и скульптура не подходит. Коллеги-художники говорят, назови это «мягкий театр» или «тёплое кино». Я не знаю, как это назвать, это есть — и хорошо. Просто хочется, чтобы люди помнили самые трогательные и хорошие моменты. Мне кажется, здесь не надо думать, как это сделано, из чего. Цепляет ведь другое.

— У вас была квартира, сейчас деревня. О чём расскажет новая история?

— Это будет зимний двор моего отчего дома. И ещё я начала работать над следующим проектом. Решила попробовать создать не большую историю, а маленькие короткометражные сюжеты. Сюжеты как-то очень быстро добавляются, причём чем спокойнее момент, тем больше эмоций он вызывает. Это будут такие разговоры с самим с собой.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ