Екатерина Трофимова
Безнадёжный Тулун
После паводков прошло уже 2 месяца, а город будто не спешит возвращаться к нормальной жизни.
Маленький городишко в Иркутской области, который находится в 400 километрах от Иркутска, с населением чуть больше 40 тысяч человек, с июня месяца чаще всего упоминался в новостях. Правда, повод печальный - наводнение.


Тулун в числе тех городов Иркутской области, который пережил два наводнения. Неделю спустя после первой волны паводка я уже побывала в городе. Во время моего приезда его было просто не узнать. Кругом была грязь, мусор и обломки домов. Куча полицейских, военных, спасателей, волонтёров, разгребали всё то, что натворила река Ия. Тогда убитые горем тулунчане ещё не знали о том, что им предстоит пережить вторую волну паводка.

В этот свой приезд я хотела посмотреть, как восстановили подтопленные школы и готовы ли они встретить учеников, пообщаться с теми, кто ещё живёт в пункте временного размещения, узнать, как восстанавливается старинный дом творчества и побывать на митинге предпринимателей, которые таким образом решили высказаться о своей патовой ситуации. У многих из них в прямом смысле слова уплыл бизнес, и люди остались без единственного источника дохода.


Улица Щорса, город Тулун. Фото: 29 августа
2 месяца после паводков
Тулун встретил меня прохладным туманным утром. Уже заезжая в город, я сразу же обратила внимание на его новые пустыри. Большие болотистые поля, где ещё 2 месяца назад стояли жилые районы, теперь зарастают травой.

На центральных улицах, в том числе где проходит федеральная трасса, всё расчищено и убрано. Картина напоминает вырубленный лес, где изредка проглядывают одинокие деревья - выстоявшие в схватке с водой дома. Но если свернуть с главной дороги, то можно ещё встретить разруху.

Одна из таких - улица Щорса. Здесь стоят разбитые дома, очевидно, которые будут ремонтировать. Это можно понять по надписям на заборах или стенах «Не трогать!» и номерами телефонов. Рядом с опустошёнными домами есть и те, в которых живут.
Ещё одна - улица Сплавная. В прошлый раз, когда я тут была, я познакомилась с Натальей, которая разбирала вещи, привезённые её мужем на лодке из затопленного дома. Тогда здесь к домам из-за воды было невозможно подойти.

Сейчас тут о густонаселённом районе, кроме развалившихся домов, напоминают одинокие заборы и калитки. Кое-где хозяева оставили собак для охраны. Людей здесь почти нет. Если и встречаются, то они с опаской и настороженностью смотрят на тебя, как на непрошенного гостя.

Казалось, будничное городское утро обязывает к суете, но только не в Тулуне. Одна из причин - нет работы.
Улица Сплавная, город Тулун. Фото: 29 августа
Дом возле реки Ия, город Тулун. Фото: 29 августа
Улица Сплавная, город Тулун. Фото: 29 августа
Улица Сплавная, город Тулун. Фото: 29 августа
Улица Сплавная, город Тулун. Фото: 29 августа
Мост через реку Ия, город Тулун. Фото: 29 августа
Улица Сплавная, город Тулун. Фото: 29 августа
Улица Сплавная, город Тулун. Фото: 29 августа
«Тулун - кладбище для бизнеса»
Митинг предпринимателей в Тулуне 29 августа
Возле неработающего торгового центра «Радуга» собрались около 250 человек. Почти все они предприниматели, потерявшие бизнес из-за наводнения. На фоне разбитых павильонов народ разбрёлся по кучкам и делился своими печальными историями об «уплывшем» бизнесе.

Организаторы раздали участникам митинга красные плакаты с кричащими лозунгами и попросили выстроиться для общего фото.

- Мы потом обязательно отправим их президенту вместе с резолюцией, - сказала позже мне Татьяна, один из организаторов акции.

Вначале митинга прошла минута молчания в память о погибших в наводнении. На сегодня это число, к счастью, не увеличилось - 25 человек. Затем несколько выступающих с заготовленными листочками вышли на сцену и зачитали свои претензии к властям.
В основном предприниматели упрекали местные власти в том, что они никак им не помогают восстанавливать свой бизнес. Помещения, где они работали, разрушены. На прежнем месте восстанавливать им не дают, а новые земли для строительства ещё не определены. Но кроме того, на улице 19-го партсъезда, где было большинство магазинов и разных предприятий, до сих пор не включили электричество. Из-за этого невозможно просушить те здания, которые ещё можно как-то привести в порядок.

- Почему нас забыли? Мы что не существующем? Предприниматели всегда помогали своему городу. Несмотря на то что потеряли всё сами, мы помогали горожанам в трудную минуту и волонтёрили. Добросовестно всегда платили налоги, были и остаёмся основными работодателями в Тулуне, - прокричала одна из пострадавших предпринимательниц.

Выступающие также говорили и про «бессмысленную» субсидию от минэкономразвития в 1 миллион рублей, которую дают на покупку оборудования.

- Зачем нам эта субсидия? Покупать оборудование нет смысла, потому что его некуда ставить. Нет помещений. А новые площадки под строительство нам не дают. Пусть лучше выделят субсидию на строительство, а оборудование мы купим сами, - сказал один из предпринимателей со сцены.

Все выступающие требовали личной встречи с президентом.

После того, как официальная часть митинга закончилась, пострадавшие предприниматели собрались возле журналистов и стали кричать наперебой о своих проблемах.
- В прошлые приезды Путина и Мутко мы не лезли к ним, мы пропускали простых людей. Мы надеялись на то, что правительство о нас не забудет и поможет. А оказалось, что мы никому не нужны, - сказала женщина в полосатом костюме, добавив, что сейчас они стали говорить о своих проблемах, чтобы хоть как-то обратить на себя внимание.

Бизнесмены недовольны и дамбой, которую построили вдоль реки. Теперь, по их словам, город будет разделён на две маленькие деревни. Это может привести к тому, что восстанавливать торговые точки станет невыгодно.

- Никто из нас ещё не получил субсидии. Почему нам никто не помогает как пострадавшим? Мы также потеряли товар, потеряли своё имущество. Нам жить не на что, кушать нечего. За кредиты нечем платить, - расплакалась пожилая женщина - владелица парикмахерской.

Народ ещё долго не отпускал журналистов. Каждый пытался рассказать свою историю. В один голос и женщины, и мужчины говорили о том, что не хотят уезжать из родного Тулуна. Но власти делают всё для того, чтобы «убить город».

По итогу митинга была принята резолюция, которую направили Владимиру Путину. В ней просили, чтобы дума Тулуна вышла с предложением в региональное заксобрание с инициативой по изменению законодательства в части возмещения убытков предпринимателей. Также, бизнесмены требуют, чтобы были изменены подходы к выдаче субсидий и компенсаций и были внесены изменения в Земельный кодекс с учётом помощи пострадавшим от наводнения.
Во время написания материала Тулун посетил Путин. Он сообщил, что получил требования пострадавших предпринимателей. По его словам, там заявлены такие просьбы, которые либо невыполнимы, либо ничего не дадут. В связи с этим поручил создать общий план поддержки пострадавших бизнесменов. Кроме того, правительство РФ выделит 500 миллионов рублей в помощь предпринимателям. Эти деньги можно будет потратить на ремонт недвижимости и оборудования, а также оплатить аренду помещений.
Учебный год
Поговорить о состоянии школ в городе я хотела с мэром Тулуна Юрием Карихом. Как и в прошлый мой визит, его снова не оказалось на месте. Пришлось общаться с его замом Еленой Абрамовой.

Она рассказала мне, что в Тулуне до наводнения работали девять школ. В результате паводков пострадали две - №6 и №20. Последняя была затоплена дважды, вода в здании доходила до второго этажа. Власти решили не восстанавливать её, а полностью снести. Учителя и детки были распределены в другие школы.

Школа №6 пострадала частично. Там вода в некоторых местах доходила до 1,5 метра, и были подтоплены несколько помещений. Её решили восстановить.

- Местные мне рассказали, что 6-я школа готовится как образцовая, чтобы показать её Путину. Это правда? - спросила я чиновницу.

- Ну это такая информация. Они витает в воздухе, но… - сказала, замявшись, Абрамова и не смогла дать чёткий ответ на мой вопрос.

- А как обстоят дела в школах, где временно находились пункты размещения пострадавших?

- Это школа №25 и №1. В 1-й школе, она как раз находится возле администрации, заканчиваются работы. Там сейчас всё приводится в порядок. А 25-я была у нас на капитальном ремонте. Но не в связи с наводнением, а по плану. Можно сказать, что там работы подходят к завершающей стадии. Может, немного не успеем к началу учебного года, но задержка будет некритичная. Остальные школы не пострадали, и все будут готовы принять учеников в начале учебного года.

Ну что ж, заявление серьёзное. Но как говорится: доверяй, но проверяй.

Первая школа, в которую я направилась, была №1, находящаяся напротив мэрии. Внешне она выглядит вполне готовой к учебному году. Внутрь попасть не удалось, двери были закрыты. Но в её готовности я не сомневалась.
Школа №1
Школа №1
Школа №6
Следующая школа - №6, которую, со слов тулунчан, готовили презентовать Путину.

Учреждение состоит из нескольких соединённых блоков. Какие-то поновее, какие-то постарее. Двери были открыты, и я с лёгкостью зашла в школу. Меня встретили несколько женщин, разбиравших коробки с учебниками и школьными принадлежностями.
Двор школы №6
Пока я искала директора, мне удалось осмотреть помещения внутри. О том, что школа была затоплена, действительно, ничего уже не напоминает. Всё покрашено, побелено, на подоконниках красуются цветы в горшках.

Мой осмотр школы прервала директор Надежда Юрьевна Фроленок, с которой мы прошли по первому этажу и территории учреждения.

- У нас были работы по внутренней отделке кабинетов, которые подтопило, заменили окна, двери и отремонтировали центральный вход.

- Сколько в школе учится ребят?

- Вообще более 500, и в этом году мы набрали два класса - 55 человек.

- Скажите, местные говорят, что вашу школу готовят для Путина, это правда?

- Мы не знаем. Мы готовим школу для детей, - ответила мне женщина и начала рассказывать о корпусах школы. - Центральное здание постройки 1952 года. Есть пристрой 1961-го, а ещё один пристрой - 1992 года. В нашей школе ещё в этом году появится мини футбольное поле с освещением, трибунами и хорошим покрытием, - сказала Надежда Юрьевна и поторопилась к своим делам.

Я ещё раз окинула взглядом здание школы и направилась в другую - 25-ю. По словам заммэра Тулуна, в ней размещались пострадавшие, а сейчас там идёт ремонт, который вот-вот закончится.
Внешне ничем не примечательная школа: стандартной формы, кирпичная с большим количеством окон. У главного входа несколько рабочих клали плитку.

- В школе есть директор? - спросила я одного из них.

- Да, надо поискать на этажах, - ответил мне рабочий и показал в сторону лестницы.

По моему мнению, работы здесь далеко не в завершающей стадии. Кругом валялся строительный мусор, стояли леса. Рабочие таскали что-то с этажа на этаж, коридоры залеплены плёнкой.

- А как мне найти директора? - крикнула я мужчине, который красил стену на другой стороне коридора на втором этаже.

- Ищите, где-то бегает.

Я честно прошла три этажа, где это было возможно, и не нашла ни директора, ни кого-то из преподавательского состава. Объяснений я так и не получила, но по внутреннему состоянию, думаю, что здесь работ ещё не на одну неделю.
Владимир Путин во время своего приезда посетил только одну школу - №6. Он пообщался с учениками, в том числе с теми, кого перевели из разрушенной 20-й школы. Пожелал всем хорошей учёбы, поправив галстук одному из мальчишек.
Гуманитарная помощь
Пункт выдачи гуманитарной помощи
В городе остался только один пункт выдачи гуманитарной помощи, который находится во временно неработающем здании бассейна.

У входа меня встретили три девушки за письменными столами.

- Подходите ко мне, - позвала меня молодая полная девушка.

- Скажите, какую помощь у вас можно получить? - спросила я у неё.

- Мы выдаём только обувь. Новую. Ещё матрасы и подушки. Есть вещи, их привозят иногда. Мы их принимаем неохотно и не разбираем. Вон, в куче лежат.

- Сколько к вам в день приходят?

Женщина рядом показала мне толстенную пачку бумаги: - Это только за сегодня, - вальяжно ответила мне она, отвернулась и продолжила громко жевать жвачку.

- Я слышала, что ещё есть адресная помощь, - обратилась я снова к девушке.

- Да, есть. Это для малоимущих, многодетных, пенсионеров и инвалидов.

- Сколько ещё проработает пункт выдачи?

- Не знаю, - улыбнулась девчонка.

Тут подошёл народ. Нам пришлось прервать свою беседу, и я пошла посмотреть, в какой обуви будут ходить тулунчане осенью.
Второй этаж весь заставлен яркими коробками. Две девушки подсказывают пришедшим, где какие размеры и модели. Изобилие обуви не хуже, чем в магазинах: и мужские, и женские, и на каблуках, и спортивные, и на шнурках. Правда почему-то детской обуви немного. Всё, что я увидела, - это летние одинаковые кроссовочки.

Как сказали сами волонтёры, острой потребности в гуманитарной помощи нет. Если кто-то хочет помочь, то адресная отправка помощи на сегодня лучший вариант.
Дом пионеров
Если пройтись от здания администрации вниз по центральной улице Ленина, то вы упрётесь в главную городскую площадь. Слева от неё невозможно не заметить двухэтажный голубой покосившийся дом. Это тулунский памятник архитектуры - дом творчества. На фоне безвкусной улицы с незаметными домами и хаотичными нацепляющими взгляд вывесками, он манит своей красотой.
Дом пионеров на улице Ленина в городе Тулуне. Фото: 29 августа
Оказалось, дому больше 100 лет. Во время первой волны паводка его подвал и часть первого этажа были затоплены. Руководитель дома творчества, приятная женщина в нежно-розовом платье Любовь Васильевна рассказала мне, что в тот день - 28 июня - она провела последнюю предотпускную планёрку с преподавателями и отпустила всех отдыхать, а через 3 часа вода уже захватила подвал и половину первого этажа.

- В пятницу (28 июня - ред.) у нас было итоговое совещание, с понедельника все должны были уйти в отпуск. В 5 часов вечера мы закончили, и через 3 часа уже всё затопило. Представляете насколько стремительно шла вода? - рассказывает с дрожью в голосе и теребя какую-то пластиковую карточку Любовь Васильевна.
Директор Дома пионеров Любовь Васильевна
- Я живу на другой стороне города, и когда я поехала домой после планёрки, мне захотелось сфотографировать Ию. Тогда мне показалась, что от неё такая чёрная энергетика идёт. Хотя она привычно бежала. Правда, было видно, что уровень воды почти сравнялся с берегами. Буквально через 2 часа мне позвонили и сказали, что к учреждению подходит вода. Я начала всех обзванивать, кто смог, приехал, потому что мост к тому времени уже перекрыли. Те, кто первыми пришли, успели поднять часть дорогостоящего музыкального оборудования на второй этаж, часть - на сцену на первом, вода буквально несколько сантиметров не добралась до сцены. Подвал был полностью в воде, первый этаж - около 1,5 метра. Всего дом был затоплен на 3,5 метра, - сказала женщина и на минуту замолчала.
- Во вторую волну паводка вас не подтопило? - нарушила я тишину в комнате после рассказа Любови Васильевны.

- Не задело, но пришли грунтовые воды. Нам проблему ещё даёт приток речушки Тулунчик. Она находится в 2 метрах от здания. После первого паводка мы прокопали траншею, чтобы вывести из-за фундамента грунтовые воды. Вода, кстати, до сих пор уходит.

- Как вы будете восстанавливаться? Деньги на ремонт вам обещали выделить?

- Сейчас проходит процедура передачи здания в областную собственность. Можно говорить о том, что мы уже перешли. Дом действительно нужно сохранить. Он был построен в 1905 году купеческим собранием. Они тут совещались, принимали важные свои решения. Нужно отметить, что построили его на совесть. Хоть дом и полностью деревянный, включая фундамент, он не разрушился, не упал, а только покосился. Ну и внутри пострадал: вздыбились полы, подвал надо полностью восстанавливать и от запаха сырости избавляться. Мы все помогаем ему, чтоб не рухнул. Надеюсь, региональная служба архитектуры нам поможет. Хочу сказать, что решение о передачи было принято губернатором. Первоначально были специалисты, которые говорили о сносе.

- Что за специалисты?

- Это секрет. Не хочу говорить, - улыбнулась испуганно женщина и предложила мне осмотреть дом.
Первый этаж в Доме пионеров. Фото: 29 августа
Первый этаж в Доме пионеров. Фото: 29 августа
Первый этаж в Доме пионеров. Фото: 29 августа
Зал для занятий танцами на первом этаже. Фото: 29 августа
Траншея для вывода грунтовых вод из под дома. Фото: 29 августа
Подвал Дома пионеров. Фото: 29 августа
Подвал Дома пионеров. Фото: 29 августа
Людмила Васильевна показывает подтопленный первый этаж
Начали мы с того самого подвала. Оказалось, что он представляет собой множество коридорчиков и маленьких комнат с аркообразными проходами и просторными залами с округлыми окнами. Сейчас это всё в плачевном состоянии: дыры в досках на полу, перекорёженные влажные стены, везде запах сырости.

- Сегодня наша главная задача - сохранить здание и дать детям возможность заниматься их любимым делом. На конец прошлого учебного года у нас было более тысячи ребятишек. Каждый учебный год мы открываем ярмаркой образовательных программ. Вообще их у нас 32 - это и танцы, и вокал, и авиамоделирование, и игра на гитаре - много всего, - рассказала мне Любовь Васильевна во время нашей экскурсии.

На первом этаже у той самой сцены играла музыка и танцевали ребятишки: - Это мы репетируем концерт открытия к началу учебного года. Будем выступать на главной площади. Праздник-то никто не отменял, - крикнула сквозь музыку женщина.

- Вы уж напишите, что мы не отчаиваемся. Мы будем бороться за наш дом и поддерживать в нём жизнь! - еле слышно сказала Любовь Васильевна и заплакала. Но потом быстро взяла себя в руки, вытерла мужественно слёзы и проводила нас, пожелав всего хорошего.
Временный дом
Пункт временного размещения пострадавших от паводка, тех кто остался совсем без жилья, сейчас располагается в школе-интернате №28. Это недалеко от школы №6, которую восстановили после наводнения.

Территория интерната огорожена белым заборчиком и высокими деревьями. Это то самое место, куда в прошлый раз приезжал президент и общался с мальчиком Матвеем. Сейчас в центре живут около 70 человек. Здесь всё есть: кухни, прачечные, большие просторные комнаты, ванные и места для отдыха. Условия простенькие, но как рассказала нам одна из постояльцев, Фатима, зато не на улице.

Из временных жителей центра мне удалось пообщаться только с Фатимой. Маленькая пожилая женщина живёт в комнате одна.
- Все остальные получили сертификаты и съехали. Скоро и я уеду, - начала она свой рассказ и выключила телевизор.

- Как вам вообще здесь живётся?

- Ой, вообще здорово! Всё чистенько, аккуратненько, кормят досыта, дают нам всё: тазы, веники, одежду, зубные щётки, порошки, - улыбнулась Фатима. - Я ведь в чём была в тот день, в том и осталась. Я не верила, что вода придёт. Но я надела галоши на всякий случай, думала, что немножко подтопит. А оказалось, что вода дошла до крыши, потом рухнуло всё и смыло водой.

- Жилищный сертификат уже получили? Не было проблем с этим?

- Нет. Я жила одна, в доме была прописана я одна, он же и был у меня в собственности. Выплату за дом получила без сложностей. Правда я слышала, что ещё будут выплачивать за потерянный урожай, но только через 2 месяца. Почему так долго, непонятно.

- Планируете строить новый дом?

- Нет, я уеду к дочери в Ставрополь и там уже куплю себе жильё.

- А у вас дом был в каком районе?

- На ЛДК.

- Насколько я помню, этот район вообще оказался оторван из-за воды во время первого паводка?

- Да-да. Где мой дом стоял - там уже всё… одна площадка осталась. Домик был маленький. Мне одной хватало. Теперь хочу квартиру купить.

- А ваши соседи по комнате уже съехали, не знаете, как они устроились?

- Тут в этой комнате жила семья с мальчиком, который с Путиным разговаривал. Они уже уехали в Иркутск, купили там жильё.

- Я знаю, что они были в числе тех, кого президент пригласил в Москву. Не было ли среди местных разговоров, что это какие-то специальные семьи, подставные?

- Нет. Это всё происходило на моих глазах. Когда Путин зашёл, мы все были в курилке. Нас, конечно, предупредили о том, что он придёт, всё проверили на триста раз. Мы его ждали у парадного входа, а он зашёл с другого - с торца - и пошёл по комнатам. И потом, когда уже поговорили, он вышел на улицу, где и пригласил несколько семей. Там была семья с этим мальчиком Матвеем, и с другим, который у Путина попросил машинку. Ему потом лично Карих её привёз, - рассмеялась женщина.
- Среди ваших соседей по дому много остались в Тулуне?

- Не-а, одни, я знаю точно, уехали в Тельму, другие в Иркутске купили дом. Много уезжают. В Тулуне работы и так не было, а сейчас и вообще негде работать. Даже те, кто хотел остаться, потихоньку решаются на переезд.

- Вам не жалко уезжать?

- Жалко, очень жалко. Понимаете, там, в Ставрополе, нет нормальной воды, там дорогое электричество, сухой ветер. Там одно хорошо - живёт моя дочурка, - сказала грустно Фатима и глубоко вздохнула, добавив, что всё делается к лучшему.
Уезжая из города, я подумала, что в этот раз он выглядит ещё хуже, чем после первой волны паводка. Полные отчаяния местные жители, которые не знают, то ли оставаться в Тулуне, то ли куда-то бежать. Не знают, к кому обращаться за помощью и что ждать от завтрашнего дня. Развалившаяся инфраструктура и полупустой город, где нет места для развития местного бизнеса. Сколько Тулун ещё протянет в таких условиях?
4 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Принуждение к нормальной жизни и внешний управляющий, вот что нужно России. Эти кретины у власти, чекисты и пр.не успокоятся пока всё не угробят 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

И откуда внешний управляющий? Из штатов? Думайте, что говорите. Самим нужно о стране думать и не выбирать по 20 лет подряд одних и тех, покупаясь на всё те же обещания в другой обертке. И которые никто не собирается выполнять.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

кошмар. ну столько всего делается для пострадавших и все зря? почему такая ситуация до сих пор там? 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очевидно,  Тулун  стал  жертвой  продажи  Сибири  Китаю. Устраивая  наводнения  и  пожары,  власти  попросту  вынуждают  сибиряков  покидать  родные  места.

Ведь  это  происходит  каждый  год. Пожары,  наводнения.

У  людей  нет  работы. Как  жить  в  таких  условиях?