Р!
27 ИЮНЯ 2019
25 июня 2019
Исчезающий Иркутск

Дом Сельвестерова, выживающий на кромке обрыва

Прямо за Крестовоздвиженской церковью на пересечении улиц Седова и Тимирязева практически над обрывом смотрит на улицу девятью окнами массивный дом начала ХХ века. Это дом Сельвестерова на улице Лапина, 37, включённый в список объектов культурного наследия.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 70 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Укатанная горка ведёт с улицы Подгорной к зданию. Для того чтобы подняться к дому, нужно маневрировать по скользкому снегу между деревьями и забором из сайдинга. Ограждение закрывает от любопытных глаз реставрацию усадьбы Арцибашевых.

Вывернув из-за поворота, мы сразу натыкаемся на небольшой садик, разбитый перед фасадом дома. Ставни окон открыты и щедро украшены резьбой. Заметно, что краски этот дом не видел очень давно.

Справа от него стоит двухэтажная усадьба Стребейко, в которой сейчас находится православный центр с самым православным названием «Лидер».

Историк Алексей Петров ждёт уже нас у дома: «Это дом Василия Афанасьевича Сельвестерова. Я даже не знаю, кто он вообще, что он делал. Его нет ни в газетах, ни в летописях».

Известно, что Сельвестеров жил здесь до революции, историк нашёл его в списке жильцов 1908 года. Он указан в списках, как «Сильвестеров», через «И». Адрес этого дома тогда был улица 1-я Солдатская, 41. Перед ним стоял 39-й дом, там жили Арцибашевы.

Чтобы узнать тайну жильца дома, мы решили поговорить с нынешними хозяевами здания: собаки лаяли, шёл дым из трубы — мы решили, что дома кто-то есть и уже не спит. Постучав в окно, мы около получаса ждали появления хозяев. Только спустя время мы догадались, что дом многоквартирный, и постучали в окна другой квартиры.

Приветливая хозяйка дома Татьяна выглянула из-за обветшалой калитки. Она тоже не знает, кем был Сельвестеров. Дом ей достался от деда, который его купил. Она родилась и выросла здесь. Здание находится в долевой собственности, в нём четыре квартиры, в том числе и в цокольном этаже. В каждую квартиру ведёт свой отдельный вход.

«Тот, кто строил, был хозяйственный человек. Видимо, строил для семьи, может быть, лавку держал», — делится своими догадками Татьяна.

Дедушка и бабушка Татьяны были учителями. Бабушка всю жизнь проработала учительницей начальных классов в 13-й школе (сейчас это лицей №3).

«Моя цель – сохранить этот дом. Вот почему у нас такой забор? Я говорю соседу, давай забор сделаем всё-таки долевая собственность. У меня муж один столбик поменял, но он уже возрасте, это же тяжело всё. А сосед говорит: «Я собственник, кто меня заставит собственность свою привести в порядок». Они сидят и ждут, когда им дадут по квартире», — говорит женщина.

Сейчас границы усадьбы не учтены. По словам Татьяны, на месте палисадника администрация города хотела сделать автомобильную стоянку, но вмешалось руководство рядом стоящей церкви. Батюшка был против этих изменений. А потом археологи нашли старую могилу прямо перед окнами дома, оказалось, что он стоит на 1-м греческом кладбище. Парковку строить не стали.

Земля под объектом культурного наследия осыпается из-за работ в соседнем историческом здании – усадьбе Арцибашевых.

«Они подкапывали под сам забор, а от забора до дома всего ничего остаётся. У нас неглубокий фундамент, а если обрыв посмотреть – там больше 10 метров отвесная стена. Первое обрушение было летом, второе – 4 декабря. По стене дома пошла трещина. Часть двора отвалилась», — сообщает жительница дома.

Нас приглашают во двор, посмотреть на обрыв. Там стоит поленница и дворовые строения. Дом не благоустроен и отапливается дровяными печами. Мы видим раздельные входы в квартиры, в том числе и в цокольном этаже. Татьяна говорит, что там располагается вполне уютное жилище.

Обрыв действительно впечатляющий, рядом установлена стена. У жителей дома есть опасения, что весной она не спасёт от обрушения грунта, так как стоит против тока воды.

«Администрация пыталась с нами договориться. Поговорили, видимо, чтобы мы утихли и никуда не обращались. Потому что у них нет разрешительных работ. Заместитель мэра Преловский, когда приезжал сюда, сам сказал, что разрешения на работы на Подгорную, 4 у них нет. Двор перегорожен бетонной стеной. Жителям обещали обустроить дом, и, под видом благоустройства, двор отобрали и присоединили к дому 37 на улице Лапина. Под домами огромный котлован. Мы думаем, что там будет подземная стоянка», — говорит Татьяна.

Женщина звонила на горячую линию мэра, писала в прокуратуру, вызывала полицию. Никакого интереса у инстанций, а тем более попыток поиска решений её обращения не вызвали.

«Как со всем этим бороться, я не знаю», — резюмирует жительница дома.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ