Меню
НОВОСТИ
13 ДЕКАБРЯ
12 декабря
11 декабря

«Исчезающий Иркутск»: Возрождение особняка Бутиных

Фото: Ксения Филимонова

В тени Иркутского драмтеатра притаился роскошный одноэтажный деревянный дом с куполами, нежной лепниной и окошечками-иллюминаторами под крышей. По всему фасаду он схвачен паутиной тонких и частых морщин – трещин и потёртостей. Некогда здесь жил известный купец, золотопромышленник и винодел Михаил Бутин. Сейчас здание спасают иркутские театральные деятели. На начало 2019 года запланирована масштабная реставрация.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 70 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Особняк Бутина, в котором живёт Дом актёра, расположен в Хасановском переулке – маленьком Г-образном проезде, отделяющем драмтеатр от клуба «Эстрада». Раньше этот переулок назывался Театральным проездом, он получил это имя ещё в те времена, когда здесь стояло деревянное здание городского театра. К этому проезду относился и особняк иркутского архитектора Владимира Рассушина, который, кстати, так похож своими иллюминаторами на Бутинский дом, его сейчас занимает медуниверситет. В 1920 году название сменили на Коммунистический переулок, а в 50-е он стал Хасановским – в честь столкновения Японии и СССР из-за территории у озера Хасан и реки Туманная.

Гений бизнеса

Владельцем дома в Хасановском переулке был Михаил Дмитриевич Бутин. Он родился в 1835 году в забайкальском Нерчинске, известном приграничном торговом городе. Окончил местное уездное училище, а потом вместе со своим братом Николаем работал у состоятельных нерчинско-заводских купцов Кандинских приказчиком – «мальчиком на побегушках». Братья очень быстро накопили денег, выкупили долю у хозяина и основали своё дело — фирму «Торговый дом братьев Бутиных». Параллельно Михаил Дмитриевич изучал золотые месторождения, и уже к 40 своим годам стал крупнейшим золотодобытчиком Восточной Сибири, а также владельцем солеваренного, железоделательного и винокуренного завода.

Фото: Ксения Филимонова

В 1873 году Бутин ездил в Америку, где посетил Нью-Йорк, Колорадо, Сан-Франциско и Сакраменто. После этого он начал внедрять на своих золотых приисках новые технологии, отчего его прозвали «сибирским американцем».

В 1880-х после засухи и неурожаев фирма Бутиных стала несостоятельной. Большую часть капиталов братьев составляли кредиты, полученные в Москве, Нижнем Новгороде и за границей. Иркутские и московские кредиторы начали «администрацию по делам братьев Бутиных», потребовав погасить долги досрочно. Более 10 лет Михаил Дмитриевич доказывал свою платёжеспособность и в конце концов выиграл дело, но администраторы уже успели распродать важнейшие предприятия. После смерти брата Николая в 1892 году фирма закрылась.

«Дорогой друг»

В 1879 году, то есть в 44 года, Бутин получил звание коммерции советника, которое всем его потомкам фактически давало дворянство. Но не смог этим воспользоваться, ведь детей у него не было, хотя прожил больше 70 лет.

Зато у него была прекрасная жена, его «дорогой друг» – Мария Александровна. Она была на 20 лет моложе Бутина, родилась в многодетной семье отставного полковника Александра Кирилловича Шепетковского, происходившего из дворян Санкт-Петербургской губернии. После выхода в отставку её отец сначала служил полицмейстером в Костромской и Архангельской губерниях, затем переехал в Красноярск, где и родилась Мария. К тому моменту Шепетковский владел несколькими приисками в Минусинском крае.

Михаил и Мария Бутины. Фото: Фото из группы "Нерчинский краеведческий музей" в "Одноклассниках"

Семья, в которой было девять детей, водила интересные знакомства, например, Александр Кириллович служил вместе с известным художником Павлом Федотовым, да и сам, по некоторым сведениям, увлекался рисованием. Сестра Марии Екатерина дружила с художником Василием Суриковым и позировала для его картин «Взятие снежного городка», «Боярыня Морозова» и «Сибирская красавица». А брат Александр был героем русско-турецкой войны 1878 года. Сама Мария Александровна была чудесным человеком, хлебосольной и радушной хозяйкой.

«15 марта 1891 года Михаила Дмитриевича Бутина арестовали в Петербурге по делу «Торгового дома братьев Бутиных». Его жена Мария Александровна написала огромное количество писем, воспользовавшись всеми своими связями. И в результате Бутина через 3 дня отпустили», — рассказал Алексей Петров.

Иркутская история

В Иркутск Михаил Дмитриевич впервые приехал в 70-е годы, в Иркутской губернии у него был Николаевский железоделательный и Ново-Александровский винокуренный заводы.

Он купил участок в Театральном проезде в 1872 году, но дом построен намного позже — в 1896—1897 годах. Архитектором был Алексей Иванович Кузнецов. «Дом относится к элементу деревянного модерна, строился почти год, о нём хорошо отзывались в местной прессе», — заметил историк.

Михаил Дмитриевич не просто занимался бизнесом, он трижды становился гласным Иркутской городской думы, в 1893 году пожертвовал 2 тысячи рублей на строительство иркутского городского театра. Выделял деньги на развитие Восточно-Сибирского отделения Российского географического общества, поддерживал деятельность первого иркутского детсада, был директором иркутского комитета о тюрьмах, постоянным членом Благотворительного общества. Также он писал статьи. Например, одна его работа называлась «Сибирь и её дореформенные суды» и была опубликована в Санкт-Петербурге дважды – в 1898-м и 1900 годах.

Портрет Марии Бутиной, автор - художник Константин Маковский. Фото: Фото из группы "Нерчинский краеведческий музей" в "Одноклассниках"

Узнав о воспалении почки, в 1904 году Михаил Дмитриевич написал завещание, в котором, в частности, говорилось и про особняк в Иркутске: «…иркутский дом с землёю, постройками и движимостью оставить в ведении жены». Всё своё состояние – почти 2 миллиона рублей – Бутин передал нерчинскому общественному управлению на устройство и содержание 10 сельских школ в Забайкалье, реального училища и детского приюта. Родственникам он оставил только 150 тысяч. Последние годы Михаил Дмитриевич жил в родном Нерчинске, где умер в 1907 году. Мария Александровна несколько раз приезжала в Иркутск, но жила в основном в Санкт-Петербурге. Она умерла в 1933 году.

После смерти Бутина дом в Иркутске перешёл в городскую собственность. Историк Алексей Петров нашёл несколько интересных объявлений начала XX века, связанных с особняком. «Объявление от 1907 года: «Во дворе дома Бутина продаются по дешёвым ценам морская трава, носилки с тюфяками фабрики Москвина, баки для воды, ванны с кипятильниками, кухни походные, палатки и эвакуационные ящики», — зачитывает историк. В 1910-м в этом доме жила некая акушерка Попова, которая искала работу и «была готова на отъезд».

В декабре 1917 года после девятидневных боёв с силами контрреволюции в Иркутске Павлом Постышевым, Валерианом Дмитриевским и другими в этом доме было подписано перемирие. После освобождения Иркутска от белогвардейских войск в особняке разместили центральный штаб рабоче-крестьянских дружин интернационалистов. В 1918 году здесь жил начальник Сибвоенкомата Александр Таубе. После 1922 года помещение передали губернскому совету физкультуры, а с 1935-го дом купца Бутина превратился в коммуналку. Известно, что до 1978 года здесь жило около 15 семей с общей кухней и удобствами на улице.

Фото: Ксения Филимонова

С 24 марта 1980 года особняк стал называться Домом актёра, здесь же находится местный Союз театральных деятелей.

Дом актёра

Дом был построен в конце XIX века, позднее к дому добавили пристрой, дворовую галерею и веранду. Они были утрачены после 1920-х годов. Кирпичная галерея соединяла особняк с винным подвалом, где сейчас располагается ресторан «Узбекистон». Особняк окружала ажурная металлическая ограда на каменном основании с воротами. В 1974 году у дома снимали сцену из фильма «Звезда пленительного счастья» о судьбе декабриста Анненкова.

Фото: Ксения Филимонова

Дом актёра является камерной сценой иркутского музтеатра. За почти 40 лет здесь бывали многие российские актёры и актрисы, известные литераторы, свои спектакли ставили Вячеслав Кокорин, Сергей Болдырев и Иван Вырыпаев. В доме по вторникам и воскресеньям занимаются дети — для них организована театральная студия. Самые способные даже выходят на сцену музыкального театра.

Несколько лет назад в особняке частично обвалилось деревянное перекрытие, пришлось быстро заменять конструкции. О масштабной реконструкции особняка Бутиных заговорили в 2017 году, тогда на проект реставрации выделили почти 5 миллионов рублей из областного бюджета. В этом году стало известно, что реконструкция займёт 2 года, начало работ намечено на февраль 2019-го. «Проектом предусмотрено проведение комплексной реставрации объекта культурного наследия с организацией цокольного этажа, а также реконструкции всех инженерно-технических систем», — поясняли в минкульте региона. Сумма затрат не озвучивалась.

Дух цокает каблучками

Особняк молит о ремонте – его фасад испещрён трещинами, а под крышей виднеются следы подтёков. Внутри Дома актёра тепло. Просторно и вполне симпатично. Нам рассказывают, что не так давно внутреннюю отделку обновили, поэтому бело-синие стены кажутся чистыми и почти праздничными.

Фото: Ксения Филимонова

Внутреннюю планировку улавливаем урывками, из небольшого холла вверх уходит крутая лестница на антресольный этаж, вправо — двери в зрительный зал, а налево проём вглубь дома. В смежной комнате просторно, стоит чёрный рояль, висят портреты актёров и актрис, отсюда ведёт ещё несколько дверей в небольшие помещения и коридор к «чёрному» входу.

Работник Дома актёра, встретивший нас на пороге, говорит, что здание требует реконструкции и перепланировки — например, гардеробная находится на втором этаже, и зрителям преклонного возраста порой очень сложно подниматься по крутой лестнице. Ступеньки и впрямь высокие, и если подниматься по ним несложно, то спускаться уже страшновато.

1
Фото: Ксения Филимонова
2
Фото: Ксения Филимонова
3
Фото: Ксения Филимонова
4
Фото: Ксения Филимонова
5
Фото: Ксения Филимонова
6
Фото: Ксения Филимонова
7
Фото: Ксения Филимонова
8
Фото: Ксения Филимонова

Второй этаж низенький, тесный. Время сюда добралось почти беспрепятственно и теперь с удовольствием потихоньку расшатывает пол и стены, размазывает по потолку желтоватые водяные пятна. Гардеробная выглядит обычной каморкой с вешалками. В стене сделаны маленькие окошечки, прикрытые металлическими задвижками, — вероятно, через них можно было проецировать фильмы.

— А дух Михаила Дмитриевича Бутина чувствуется? — спрашивает Алексей Петров.

— Вот духа Михаила Бутина нет. Но есть другой дух, женский, цокает каблучками. Один раз придремал, и кто-то начал по голове гладить — было не очень приятно. Ребята ночью рассказывают, что кто-то играет на рояле. Но я к этому отношусь иначе, я считаю, это дороги, она рядом, вот и вибрирует.

1
Фото: Ксения Филимонова
2
Фото: Ксения Филимонова
3
Фото: Ксения Филимонова
4
Фото: Ксения Филимонова
5
Фото: Ксения Филимонова
6
Фото: Ксения Филимонова

На первом этаже за одной из дверей находятся административные кабинеты. Здесь холодные стены, неровные полы с уклоном, нет ни пышного убранства, ни театральных декораций. А за второй нам скрывается волшебный мир – библиотека.

Сделать как при Бутине

В слабо освещённой комнатке мало места – большую часть пространства занимают тесно выставленные стеллажи с книгами. За небольшим столом у окна, склонившись над небольшой книжкой, сидит маленькая женщина в розовой накидке. Это Валентина Григорьевна, изящная, добрая, вдохновлённая.

Она родилась в 1934 году, закончила Московский институт культуры и должна была работать в библиотеке имени Ленина, но из-за своего характера оказалась в 1958 году в Иркутске.

Фото: Ксения Филимонова

— У меня единственной был вызов в библиотеку Ленина, — улыбнулась Вера Григорьевна. — Раньше нам же была готова работа, и вот я выхожу перед комиссией с профессорами. А кто-то из них говорит: «А, у неё вызов есть!» А до этого руководительница моей дипломной работы сказала, что у меня по блату всё будет. И я так разозлилась! И сказала профессорам: «Не поеду я в библиотеку Ленина, вот скажите мне, какой в вашем списке город самый дальний от Москвы». Им оказался Иркутск. Помню, был там один профессор по фамилии Шпиталле. Он вышел из-за стола, обнял меня и сказал: «Детка, ты сошла с ума».

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8

Фото: Ксения Филимонова

Валентина Григорьевна могла погибнуть, когда 9 марта 1953 года оказалась в давке на похоронах Иосифа Сталина. А в 1957 году участвовала во Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Москве. Она сопровождала делегацию из Новой Зеландии. После своего переезда в столицу Восточной Сибири эта чудесная женщина 6 лет проработала в библиотеке, 30 лет отдала иркутскому телевидению, а в Доме актёра — уже 12 лет. Она сочиняет стихи, прозу, пишет сценарии. Например, специально для актёра иркутского драмтеатра Александра Братенкова написала сценарий к постановке «Мой Вертинский», спектакль всегда идёт с аншлагом.

Женщина мечтает, чтобы дом Бутиных сделали таким, каким он был ещё при купце: «Чтобы это сделать, нужно, во-первых, огромное количество денег, а во-вторых, искусные мастера. Вот мастера, я думаю, найдутся, но найдутся ли желающие вернуть то, что здесь было?»

2 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Чудесная,душевная статья)))) спасибо журналистам ИРСИТИ за поднятие темы сохранения наших прекрасных домиков)))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Хорошая статья, спасибо. Но Нерчинск считать приграничным городом как-то странно. Иркутск до границы ближе будет.