Р!
24 МАЯ 2019
22 мая 2019
Исчезающий Иркутск

Два купеческих дома на Якутской, уходящие под землю

По улице Рабочего Штаба (бывшая Якутская) недалеко от остановки Глеба Успенского среди автомастерских прячутся два дома 71 и 73. Один из них, 71-й, буквально уходит под землю. Из-под асфальтового тротуара торчат половинки окошек и верхушка забора. Его даже не сразу заметно, когда проезжаешь по улице. Второй — 73-й — скрыт зеленью. Большие деревья закрывают его от проезжей части, а на половине крыши в разные стороны прорастают кусты. Я была уверена, что в таком доме никто не живёт — оказалось не так.

Портал «ИрСити» и руководитель Клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров запустили совместный проект о деревянных домах «Исчезающий Иркутск» в октябре 2014 года. С тех пор рассказано более 70 историй о заброшенных, полуразрушенных памятниках архитектуры и просто знаковых для города зданиях. Некоторые из них уже исчезли с карты Иркутска.

Исторической справки по этим домам нет. Как рассказывает историк Алексей Петров, на месте перекрёстка улиц Глеба Успенского и Мельничной до 1920 года была улица Кравцевская, названная в честь иркутского купца Петра Кравца.

Пётр Родионович Кравец (годы жизни с 1844-го по 1910-й) — иркутский купец, потомственный почётный гражданин Иркутска. Гласный Иркутской городской думы (1889—1909 годы).

В начале XIX века на улице Якутской не было домов с 70-ми номерами. Последний по нечётной стороне был дом 49, по чётной — 62.

«От улицы Кравцевской до поля номеров не было. Только что это за поле, непонятно», — говорит Петров. Но нам удалось зацепиться за этот перекрёсток и узнать о старых владельцах этих домов.

Есть упоминания двух домов по улице Якутской, после перекрёстка с Кравцевской, похоже, что это как раз нынешние дома 71 и 73. Первый дом иркутского купца Фёдора Фёдоровича Залесова, второй — семьи Кейсевич. Кстати, в списке похороненных на Иерусалимском кладбище есть Иосиф, в документах чаще упоминается как Юзеф — польское произношение имени, Кейсевич, который умер или похоронен 27 августа 1901 года, и Елена Иосифовна Кейсевич, умерла или похоронена 24 июня 1914 года. В списке проживающих на Якутской в 1902 году во втором доме после Кравцевской, то есть ныне 73-й, был Людвиг Иосифович Кейсевич, очевидно, приходившийся братом Елены и сыном Юзефа.

У Людвига была бакалейная лавка на Якутской, 23. О ней есть занятная история — в ночь на 5 сентября 1903 года в бакалейную лавку пытались залезть злоумышленники. Взломали окно, но ничего не украли, видимо кто-то спугнул. Также известно, что 4 мая 1895 года Юзеф и Людвиг купили землю со всеми постройками в Знаменском предместье по второй линии улицы Якутской. Стоимость сделки тогда составила 2,2 тысячи рублей.

Также фамилия Кейсевич упоминается среди тех, кто делал добровольные пожертвования: для благоустройства в Иркутске, и в пользу беднейших горожан на праздник Светлого Христова Воскресения, и на устройство лотереи в поддержку Иркутского добровольного пожарного общества. Сумма пожертвований была разная, от 50 копеек до 3 рублей.

В 1916 году Людвиг пропал. Его не могли найти ни компаньоны, ни партнёры по бизнесу. Некий Николай Иванович Колик подал иск в суд по поводу поиска Кейсевича и взыскания с него 366 рублей и 37 копеек. Мировой судья требовал «безызвестного отсутствующего Кейсевича» прийти на Медведниковскую, 1, ныне улица Халтурина, в Иркутский окружной суд. Чем закончилась история, к сожалению, неизвестно.

Сейчас купеческий дом №73 на Рабочего Штаба совсем пришёл в негодность. Почти половина деревянного дома ушла под землю, на крыше, в тех местах где она ещё сохранилась, растёт трава. Причудливая резьба на наличниках местами обломана, ставни закрыты. Печальное зрелище. С виду не скажешь, что там можно жить. Тем более учитывая суровые сибирские зимы и проливные дожди.

С левой стороны дом соседствует с небольшой мастерской по ремонту обуви. С правой — с шиномонтажкой. Чтобы разузнать какую-нибудь информацию о нынешних владельцах мы направились на параллельную Рабочего Штаба улицу — Мало-Якутскую. Там нас встретила деревенская атмосфера. Прямая улица и много домов, которые стоят рядом друг с дружкой. Нам удалось познакомиться с бабушкой Валентиной, дом которой как раз находится по другую сторону от 73-го. Она живёт в своём доме уже более 60 лет и, как только они заехали, вспоминает некую бабушку с фамилией Гусак, которая жила в купеческом доме.

— Я застала бабушку, когда она уже не ходила. После смерти там жила семья её сына, потом и его сына. Три поколения семьи. После того как там случился пожар года 2 назад, все разъехались оттуда. Жильцам обещали квартиры, вот ждут. Живут пока по родственникам. Я вообще считаю, что давно пора снести дом, — рассказывает Валентина.

— Почему? — спрашивает у бабули Петров.

— Он и так был полуразрушен, а после пожара так и вовсе развалился. Дом даже не соберёшь. Мы тут все хотим квартиры. Сидим на чемоданах, — со смехом пояснила бабушка Валентина.

По пути возвращения к дому №73 мы решили заглянуть ещё в один дом. По левую руку пятый от дома Кейсевич. Нас встретила бабушка Вера Александровна. Она рассказала, что в 73-м доме живут две семьи.

— Прямо сейчас живут? — удивлённо спросил Алексей Петров.

— Да, живут. Я с одной семьёй знакома. Есть там такой Игорь Шабалин. Он мне помогает иногда воду таскать. Дома же у нас не благоустроены. За небольшие деньги соглашается. После пожара вроде как одна семья уехала, а вторая живёт иногда. Постучитесь в окна, может кто выйдет, — рассказывает их соседка.

Со стороны автомастерской действительно есть признаки жизни. Здесь и ставни открыты, на окнах белые занавески. Меня заприметила собака. После того как она начала лаять, я была уверена, что хозяева должны выйти. Но нет. Дверь замаскирована под стену, не сразу удалось заметить. Несколько раз стучала, никто не вышел — очень жаль. Дворовая сторона дома выглядит печально. Обломки разрушенной крыши, повсюду мусор и погорелые деревяшки. После нескольких минут ожидания, стука в потайную дверь и вглядывания в окна, стало ясно — дома никого.

Второй дом — 71-й, явно жилой. В ограде скошена трава и ставни окон во дворе открыты. Дом так сильно опустился, что видно только верхушки окон и торчащего забора. Крыша разваливается и на тротуаре лежат деревянные обломки от искусной резьбы. Он тоже соседствует с мастерской по ремонту обуви, а слева — с домом свежей постройки.

Про купцов Залесовых, владельцев этого дома, удалось узнать совсем немного. Был некий Фёдор Фёдорович Залесов — купец второй гильдии. Но владельцем дома был записан Фёдор Сидорович Залесов, возможно, его отец или ближайший родственник. В 1929 году семья Залесовых жила по улице Дзержинского, 29. И, собственно, всё.

— Я знаю, что этот дом долго продавали. На нём висело объявление. Но, говорят, что цена была сильно высокая. Вроде дом тоже на две семьи, — с неуверенностью делится Вера Александровна.

В этом доме нам тоже никто не открыл, как бы ни стучались.

2 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Кто же живет в домах в таком состоянии? Явно не особо богатые люди, у которых просто вариантов другого жилья нет. Еще одна, не меньшая проблема сейчас, чем исчезающая история, я считаю.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Печально видеть, как дом с окнами, украшенными резьбой, уходит под землю. Явно раньше был добротным и крепким. Живое историческое прошлое. Но восстановить их уже не возможно, если только заново строить, как китайцы.

ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ