Р!
15 НОЯБРЯ 2019
14 ноября 2019
13 ноября 2019

Денис Гук: Сейчас работать на ТВ или радио буду только из альтруизма

Имя Дениса Гука знает, наверное, каждый иркутянин. Кто-то смотрел передачу «Утренний коктейль», кто-то бывал на мероприятиях, которые он вёл, кто-то ходит на квиз, адаптированный для Иркутска Гуком, а кто-то следит за его спортивными успехами и общественной деятельностью через Facebook. Портал «ИрСити» поговорил с Денисом о его карьере ведущего, играх и жизни, праздниках и спорте.

О телевидении и журналистике

— Вы один из самых популярных ведущих в Иркутске. Каков ваш секрет успеха?

— Я думаю, что секрет в искренности. Я не играю, я сам увлечён праздником. Я очень люблю розыгрыши, игры, конкурсы, и мои близкие люди знают, что я очень быстро подключаюсь к любой задаче и роли. Если мы играем роль, например, недотёп, транспортной полиции или иностранных туристов, я могу тут же включиться в роль и сыграть её, потому что у меня кавээновское прошлое. Мне интересно с гостями. Я не прихожу отрабатывать мероприятие.

Я знаю некоторых ведущих, которые во время торжества смотрят на циферблат, у них в контракте прописано 4 часа, и в определённое время они встают и уходят. Я буду с гостями до упора. Мне искренне интересно. Почти не было таких банкетов, с которых мне хотелось уйти. Мне нравится этот кураж, эмоциональный сёрфинг. Люди смеются, и ты ещё пытаешься подыграть, ведь это тоже эмоции. Они хохочут, и ты вместе с ними, потому что понимаешь, что ты молодец. На этом кураже ты проводишь мероприятие. Потом выходишь с чувством, что ты классно сработал. Ведь это тоже важно – быть довольным своей работой.

У меня огромный опыт. В этой деятельности я с 1997 года. За моими плечами КВН, клубные дискотеки, выпускные, свадьбы, юбилеи, корпоративы не только России, но и за рубежом. Это огромный багаж, который есть за моей спиной. У меня нет безвыходных ситуаций, нет нелюбви к экспромту, я могу поймать любую ситуацию, выйти, поддержать, похохотать, надавить на слёзы, это очень важно. Важно, чтобы люди почувствовали искренность и глубину момента. Ведь мы не только смеёмся. Это как спектакль – каждый раз новый зритель, и неизвестно, как он тебя примет.

— Не тяжело морально, ведь часто на мероприятиях много пьяных людей?

— Я редко попадаю в ситуации, когда люди вокруг меня пьяны. У меня все заканчивается раньше, чем это всё происходит, в 11 вечера уже всё. Моя основная цель, чтобы все запомнили. Я не буду тянуть программу. Можно хоть 8-10 часов её вести, но кому это нужно? Через 4-5 часов люди в алкогольном опьянении, и им не нужна программа, им не нужен ведущий. Некоторые люди в трезвом состоянии адекватны, а когда выпьют, то они себя не очень контролируют. Зачем себя и их подставлять? Кому нужны пьяные лица, вымученные конкурсы, которые на утро никто не вспомнит?

Моя основная задача – это яркая вспышка, 2/3 праздника, а потом танцы. Если сравнивать подходы ведения иркутских ведущих и московских, питерских, то они очень специфичны. У последних задача – оттенять гостей. Они просто берут микрофон, крайне редко у них проходят конкурсы, хохмы почти нет. Основная задача – передавать микрофон. Ну, и может какая-то лёгкая зарисовка из красивых слов, но такого интенсива и перетягивания одеяла нет. Поэтому, когда москвичи приезжают к нам, то они с большими глазами смотрят и говорят: «Это вообще откуда, как это здесь?». Они сидят, как на концерте, им реально смешно. Каждая шутка выверена, проверена, конкурсы с подставами, они не ожидают каких-то поворотов, поэтому хохочут до слёз. Мы отчасти уникальны, и я этим не бравирую, но знаю, что мы хороши.

— Вы 10 лет работали на телевидении, вели прямые утренние эфиры. Как вы пришли в телевизор?

— На самом деле это действительно было давно. Я с 1997 года вёл разные мероприятия в нашем городе. Меня неожиданно увидели на одной из вечеринок в «Мегаполисе», сказали, что требуется ведущий и позвали на кастинг. Я пришёл туда, жутко волновался, потому что это была новая для меня среда. Я помню, что был сильно эмоциональным, махал руками, но тем не менее я прошёл – и понеслась.

— Не скучаете по прямым эфирам?

— Я боюсь обидеть своих коллег, потому что очень уважаю и люблю их, но, скорее всего, экономика и жизнь поставили всё на определённый поток в негативном плане.

Когда я работал ночным ведущим в клубах, я ездил на общественном транспорте до клуба, чтобы сэкономить, потом получал там столько, что мне хватало обратно на такси и оставалось ровно столько же. На сегодняшние деньги получается около тысячи рублей. По современным меркам это очень мало. Я хочу сказать, что среди современных ведущих никто не будет нарабатывать себе опыт и работать за тысячу. Любой ведущий, минимум, попросит 10 тысяч. Не знаю, почему я работал за такие деньги, но делал всё упорно и прилежно. Я пробовал все конкурсы, пропускал через себя огромное множество людей.

Скучаю ли я по телевидению? Если делать хорошую передачу, то этому нужно посвятить много времени. Когда я и моя коллега Ольга начинали вести прямые утренние эфиры, то создание одной двухчасовой программы занимало у нас 10-12 часов. Мы реально не отвлекались, у нас не было обеденных перерывов, мы занимались программой, прорабатывали каждую минуту эфира, подбирали сюжеты, отсматривали клипы, выбирали интересную информацию, делали подводку и отводку к гостям, какой сюжет будем говорить, прописывали интервью. Вы представляете, сколько мы тратили времени на один эфир? Только работая 8 часов, ты можешь сделать качественный продукт.

Сейчас я не могу себе позволить за те деньги, которые предлагают ведущим, редакторам, 8 часов провести в поиске темы и работы над ней. Если их суммарно поделить, то это очень небольшой заработок. Наверно, даже меньше того, который я брал за ведение вечеринок, когда начинал.

Поэтому если я сейчас и буду работать в теле- или радиокомпании, то только из-за альтруизма.

— Как вы можете оценить иркутское и российское телевидение?

— Когда ведущие говорят неграмотно…. Кстати, много стало ведущих с дефектами речи. По ним видно, что над ними поработали специалисты, и я их уважаю за то, что они люди упёртые, не срулили и как-то это сделали.

А по поводу, куда катится наше телевидение, я могу сказать одно: оно не диктует свои правила. Зрительская аудитория – вот кто задаёт тон всему. Телевидение подстраивается под то, что «едят» зрители, и если им нужна какая-то попса или жвачка, то её будут давать. Никому не интересно развивать телевидение. Всё взаимосвязано. Есть показы, смотрительность и реклама. Есть реклама – есть деньги, есть деньги – есть возможность оплачивать ведущего. Если твоя программа неинтересна, хоть она будет познавательная, хоть какая, никто не будет её размещать. Мы живём в условиях рыночной экономики, и поэтому телевидение катится туда же, куда катимся все мы. Мы деградируем – оно деградирует. Это зависит напрямую от нас.

Конечно, телевидение должно вести культурно-просветительскую деятельность, но это зависит от настроя самих ведущих. Относительно недавно слушал одну радиостанцию, в перебивке я услышал: «Звёздное утро, ведущие звездят, как дышат». Это было прямо в заставке, и мне резануло ухо! Или, например, тут же, в заставке, подаётся шутка а-ля Фоменко: «В старину многие не знали, где у женщин клитор, поэтому лайкали всё, что могли». Хорошо, что мой сын совсем маленький, и он не задаёт таких вопросов, но, если бы сидела моя дочь, то она бы у меня спросила: «Что такое «лайкать клитор» или «звездеть, как дышать»?». Я бы не знал, что ответить.

На самом деле на телевидении очень большая ответственность, и говорить правильно, соблюдать правила этики, нормы и морали очень важно. И я боюсь, что некоторые люди и те же ведущие не подозревают, каким инструментом обладают. И поэтому ведут себя в эфире, как дома или во дворе. Хотя нужно понимать, что груз ответственности присутствует.

— Я читала, что вы преподавали в школе? Почему ушли, и нет ли желания сейчас вернуться?

— Я преподавал в 11-й школе, и это одно из самых ярких воспоминаний в моей жизни. И я уверен, что такие же воспоминания остались и у моих детей. Это было весело. Каждый раз они просили что-то рассказать, придумать, потому что моя жизнь была связана с КВН.

Я бы смог отчитать хороший курс ведения прямого эфира, построения интервью, потому что я учился в «Интерньюс» («Интерньюс» независимая школа кино и телевидения – ред.). В эту школу из всей России выбрали только 15 ведущих информационно-развлекательных программ. Мне есть, что рассказать. И самое главное – у меня был 10-летний опыт прямых эфиров с огромным количеством гостей.

Помню, был случай на лекции в Москве. Нам как раз давали технику интервью. Мой преподаватель Матвей Ганапольский (российский и украинский журналист, общественный деятель, ведущий радиостанции «Эхо Москвы», грузинского телеканала «ПИК», крымско-татарского телеканала ATR, украинского телеканала NewsOne и радио «Вести» и «Эра» — ред.) зашёл и сказал, что мы дерьмо, он нас ненавидит, мы молодое поколение идиотов, которые не читают, не размышляют и не смотрят. И он сказал: «Сейчас я вам всем докажу, что никто из вас не владеет техникой интервью». И попросил кого-нибудь выйти к нему. Я был молодой, горячий и решил выйти. Он не подозревал, что у меня за плечами было 2 года двухчасовых прямых эфиров, когда ко мне приходил гость, и мне надо было о чём-то с ним говорить 20 минут. Во время интервью надо было что-то выдумать, импровизировать, гость мог быть неразговорчивым, угрюмым, весёлым, каким угодно. Нужно было походу беседы решать, что я буду делать дальше.

Ганапольский меня подзывает, сажает перед собой. Первое, что я спросил у него: «Подскажите, пожалуйста, как вас зовут?», он опешил: «Матвей Ганапольский». Потом я спросил какую должность он занимает и начал с ним разговаривать: «Доброе утро, друзья. В нашей студии Матвей Ганапольский. С чего началось ваше утро, и о чём бы вы хотели поговорить». И он сидел, говорил, а потом резко сказал: «Как ваша фамилия? Садитесь на своё место, вы сейчас испортите мне лекцию». Он был удивлён. Позже он пригласил нас на прямой эфир, были разговоры с депутатами Государственной думы на радио «Эхо Москвы». Матвей обращался к нам и говорил в эфире: «Рядом со мной сидят молодые журналисты, которые проходя обучения на интенсивном курсе ведущих. Давайте послушаем их мнение» – и подключал нас к прямому эфиру.

Я думаю, с этой точки зрения у меня достаточно опыта, и он не просто академичный, он живой, настоящий. Я не учился по книжкам. У меня восприятие телевидения очень серьёзное. Я с огромным удовольствием бы преподавал. Недолго бы, но дал бы интенсивный курс. И думаю, что из моего такого факультатива можно ухватить больше, чем за полгода или за семестр обучения. Это было бы живо, интересно и практично. Те люди, которые бы меня услышали, наверняка бы ухватили что-нибудь интересное. Но, к сожалению, меня никто не приглашал.

С точки зрения журналистики, меня вряд ли воспринимают серьёзно. У меня нет ни одной награды, я никогда не заявлялся. У меня есть ТЭФИ. Как раз после того обучения, я приехал сюда, мы сколотили программу и отправили её. Этой премией я очень горжусь. Есть ещё одна народная награда, я ей тоже очень горжусь. Она связана с опросами 2004 года, если не ошибаюсь, факультета журналистики ИГУ, я был признан лучшим ведущим региона. До сих пор у меня эта награда стоит в шкафу.

Об игре и спорте

— Как вы начали вести квиз в Иркутске, как пришла это идея?

— Эту игру украли и растиражировали без моего ведома. Авторские права здесь сложно отвоевать и заявить, потому что игра и не моя в том числе.

Она была создана в 2008 году, а появилась в реальности в самом начале 2009 года. Мы с моим товарищем из Ирландии Шоном Хеннеси обсуждали, как повысить проходимость любого ресторана. Он мне тогда сказал, что в пабах есть такая штука, как квиз. Его суть проста: выходит ведущий, объявляет, что сейчас будет квиз, участники сдают деньги, формируют банк игры, после этого выдаются листочки, задаются 10-15 вопросов, они отвечают, и тот, кто дал больше правильных ответов, получает банк игры. Это очень легко. Чаще всего это тематические квизы – на 14 февраля, День матери, День города.

Когда мы начали, я думал, что вряд ли люди соберутся на 10-15 вопросов. Обычно квизы «взрывные» изнутри. Культура пития в Британии и Ирландии массовая: ты заходишь в паб, там много людей, вдруг выходит ведущий, и все параллельно «взорвались». Но у нас задача была притащить людей на эту игру. Поэтому я и думал, что никто не придёт, и мне пришлось игру усовершенствовать: придумать различные варианты, сделать её сборной, чтобы были использованы знания из разных областей. Я разбил на раунды: картинки, устные вопросы, музыка. Планировалось, что это будет длиться 2-3 месяца максимум. Как вариант привлечь людей, а потом отпустить. Но иркутяне настолько азартно подключились, стали цепляться за эту игру, что она существует с 2009 года по нынешнее время.

Кто-то пришёл и подумал: «Ой, прикольно. Вышел ведущий, 10 картинок дал, 15 устных, 10 музыкальных» – и идею начали утаскивать в другие города и без спроса. Именно этот формат игры мой. Если вы хотите квиз, то возьмите 10-15 вопросов и придумайте что-то своё. Застолбить этот формат весьма сложно, потому что любое отклонение или замена раунда – это всё. Я уже общался по этому поводу – любая смена формулировки повлечёт за собой отсутствие авторских прав у меня. Но люди наивно вытаскивают и делают. Большинство из них сгорают. Сейчас каждый второй ресторан пытается делать квиз. И, слава богу, что люди ценят искреннее отношение, профессионализм, артистизм ведущего и качество вопросов.

Очень сильно популяризовал проект Олег Назаров (эксперт в области маркетинга ресторанов, профессиональный ресторанный критик, президент независимой ассоциации ньюсмейкеров России, руководитель агентства событийных коммуникаций – ред.). Когда он приехал в Иркутск давать мастер-классы, то пришёл ко мне в гости, на игру. И когда Олег в среду увидел, как люди сидят фактически на улице, потому что было очень много народу, весь этот крик, шум и эмоции, то был ошарашен. Он очень долго жал мне руку и даже попросил разрешения написать об этом в своей книге. У него об этом полторы или две страницы. После этого мне начали звонить люди из разных городов: «Вы не могли бы объявить по скайпу» или «У вас кончаются вопросы, мы вам можем подогнать». Мне ничего не нужно, и я отрицательно к этому отношусь. Никто не пришёл за франшизой. Я готов продавать пакеты вопросов, но никто этого не сделал. Но зато все подумали, что это ничего сложного. Наверное, справляются, в меру своих способностей.

Я из этого решил сделать шоу и превзойти всех. Про то, что происходит в среду-четверг в нашем городе, можно без ложной скромности сказать, что такого нигде нет. Не только в России, но и в мире. Нет такой интеллектуальной игры, которая собирала бы от 35 команд в одну игру. Поэтому игра живёт и развивается. Она уникальна, очень круто, что в Иркутске есть такая штука.

У нас периодически случаются тематические мероприятия – это летний суперкубок, где собираются самое большое количество команд, больше 50. Он назывался «Рок-волна», все были, как рокеры, и всё соответствовало тематике.

— В социальных сетях вы ведёте отчёт, как занимаетесь спортом и достигли уже впечатляющих результатов. Что сподвигло вас заняться своим телом? Какова ваша цель?

— Про это в интернете давно уже все расписано. Самый главный двигатель – то, что со временем приходит конкретное ощущение, что жизнь не бесконечна. И самый ценный ресурс, который существует, – это время. И оно уходит безвозвратно. Когда мы молоды, мы не обращаем на это внимание, кажется, мы будем жить вечно. Но когда в определённых событиях тебя жизнь зажимает, и ты видишь, как уходят твои близкие, ты начинаешь анализировать, что ты вообще добился и что ты сделал в этой жизни. И если зажать себя в угол, то немного можно дать себе положительных ответов. Думаю, не каждый человек будет собой гордиться. Но в этот момент главное не просто забить себя в угол, а проанализировать ситуацию и понять, что делать дальше. Ведь каждый день, каждое мгновение – это возможность, что-то сделать, оставить после себя. После этого осознания и началось преображение.

Сейчас это сделать относительно несложно, потому что интернет переполнен всякими рецептами, диетами, способами похудения. Я считаю, что главное – есть меньше, чем ты тратишь, если ты хочешь похудеть. Все это рассчитать очень просто. Но если ты хочешь похудеть качественно, то, скорее всего, придётся обратиться к профессиональному тренеру. Ну и самое главное – отсутствие фанатизма. Когда люди оголтело начинают заниматься своим здоровьем и телом, то иногда его даже портят. Во всём необходимо знать меру. В некоторых моментах, даже я лично знаю, что перегибал, потому что не знал этого. Пытался делать то, чего не стоит делать.

— У вас очень напряжённый график. Как вы отдыхаете и что вам помогает восстановить силы?

— На самом деле мне всё это интересно. Моя жизнь и есть игра. Например, я езжу, слушаю радиостанцию, у меня есть записная книжка, в которой я фиксирую все музыкальные композиции. Я еду, слышу информацию, например, Чиж поёт: «Ты ушла рано утром», и я сразу: какой бренд загадан в этой песне? — Пачка L&M. Я все время думаю игрой, смотрю на людей.

Редко бывает, когда ты отдаёшь эмоции, а в ответ ничего не поступает, тогда ты устаёшь. Тогда мне нужен сон, смена вида деятельности или путешествие.

Путешествие лучше всего. Новые картинки, чистая, пустая голова, никуда не нужно. Я отдыхаю. Но у меня уникальная работа, я не прихожу отрабатывать свои деньги, я прихожу играть, мне интересно. Как в кино приходите, не знаете, чем закончится, всегда новый сюжет. Игра сама по себе уникальна.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ