Р!
22 НОЯБРЯ 2019
21 ноября 2019

Александр Айдаров: Роль Иисуса Христа абсолютно изменила меня

Имя ведущего солиста Иркутского музыкального театра Александра Айдарова в Иркутске достаточно известно. Это не только блестящий актёр (Айдаров сыграл в Иркутском музыкальном театре более 50 ролей), но и талантливый поэт. О своих ролях, профессии и творческих планах он рассказал в интервью порталу «ИрСити».

— В 2016 году Иркутский музыкальный театр отметил свой юбилей. Что значит театр для вас? Что он вам дал и что «взял»?

— Я провёл в Иркутском музыкальном театре 20 лет. Сотрудничество с этим театром началось, когда я работал «Театре Пилигримов». Я участвовал в двух проектах – «Юнона и Авось» и «Гений и злодейство». Потом были «Бременские музыканты», где я играл Трубадура. Это была моя юность.

Сейчас мне 42, а когда я пришёл сюда, было 22. Всю свою юность, всю свою энергию я отдал театру, а он мне в свою очередь дал опыт и познание жизни. Я сыграл более 50 ролей. Это разные люди, разные характеры, другое пространство. Как мы гастролируем по разным городам, также актёр перемещается в магическом пространстве театра.

— Какой была ваша первая роль в Музыкальном театре?

— Можно сказать, что первая главная роль – это роль Иисуса Христа. Первой совместной постановкой была «Юнона и Авось», там я играл несколько ролей, но они не были главными.

— Как роль Иисуса Христа повлияла на вас? В одном из интервью вы говорили, что хотели сыграть Иуду.

— Да, потому что в группе «Big Trouble» (сейчас группа Extrovert – ред.) у меня был имидж агрессивного человека. И тексты были такие же, например «Гений злодейства», «Демонический ветер». Мы с Максом Поповым (лидер группы Extrovert – ред.) придумывали эти стихи, от меня исходила достаточно негативная энергия.

Говорят, что ничего просто так не происходит. Во время репетиций Владимир Соколов (художественный руководитель театра «Пилигрим» – ред.) поменял нас местами с Владимиром Антиповым. Можно сказать, сработала его интуиция.

Я исполняю эту роль 19 лет и могу сказать, что достойно. Также как и Владимир Антипов. Роль Иисуса Христа абсолютно изменила меня.

— Какой ваш любимый персонаж? Кого бы вы хотели бы сыграть?

— Все роли любимые. Знаковая роль до сих пор – это Иисус Христос. Иногда происходили вещи, выходящие за рамки понимания.

Граф Рязанов (рок-опера «Юнона и Авось» – ред.) – роль, связанная с публичным покаянием. Если в церкви ты приходишь к священнику, вы разговариваете один на один, тут надо было всю душу открыть залу. Я считаю, что это самая сложная роль.

Также из любимых ролей – роли в спектакле Натальи Печерской «Алые паруса». Там я играл Лангрена и священника. Это также, как Иисус и Иуда. Я играю то одного, то другого в разных составах. На репетиции был смешной случай, когда не было второго исполнителя, я играл и того, и другого одновременно. Даже аплодисменты сорвал. Я менял интонации, и получился спектакль одного актёра. Есть актёры, которые работают над образом снаружи, внешними «прихватками». Я работаю по системе Станиславского, изнутри, рощу зерно роли. В «Алых парусах» во мне росли два персонажа. За время постановки они даже начали конфликтовать во мне.

— В 2002 году вы покинули группу Extrovert, почему это произошло?

— Театр стал для меня больше, чем рок-группа Extrovert. Макс Попов хотел, чтобы я полностью отдавал себя группе, но театр начинал звать меня к себе.

— Вы не только музыкант, но талантливый поэт, в числе ваших работ стихи для рок-оперы «Я — Жанна Орлеанская», поставленной в Драмтеатре. Какие ваши творческие планы в этом направлении?

— Есть очень серьёзный проект, но, как говорят, о половине работы не рассказывают. Это будет философская притча, музыкальная. Возможно, фолк-опера. Но когда – неизвестно. Как звёзды встанут, но я надеюсь, что это произойдёт.

— Почему рок-опера «Я — Жанна Орлеанская» поставлена на сцене Драматического, а не Музыкального театра?

«Жанна Орлеанская» — это мечта режиссёра Геннадия Шапошникова. Он давно хотел поставить этот спектакль. Был момент, когда группа Extrovert уходила из Музтеатра, набирали других ребят, создалась небольшая рок-группа. Потом Extrovert пригласили обратно, а те ребята ушли работать в Иркутский драматический театр. В результате, у драмтеатра появилась своя рок-группа. Тогда у Шапошникова возникла идея сделать «Жанну Орлеанскую» рок-оперой, и он начал искать поэта. Геннадий Викторович знал, что я писал стихи для Extrovert, и пригласил меня. Позже я написал стихи не только для «Жанны Орлеанской», но и для спектакля «Орфей и Эвридика».

Постановка спектакля «Я — Жанна Орлеанская» была сложной, но мы друг друга понимали. Анатолий Васильевич Эфрос в своём произведении «Репетиция – любовь моя» писал: «Репетиция — это 90% жизни артиста». Мы намного больше репетируем, чем на сцену выходим, поэтому получается, что время, проведённое на репетициях, дорогого стоит. И я вспоминаю те репетиционные моменты с большим удовольствием.

— Ваш сын Ярослав пошёл по вашим стопам и учится в Иркутском театральном училище. Как вы относитесь к его выбору?

— Я его не подталкивал к этому выбору. Я смотрел, что его интересует, видел, что он с детства, как и я, хорошо поёт. Я пытался ему что-то подсказать, выучить с ним какие-нибудь песни, но ему захотелось в драму. И он пошёл на отделение драматического театра.

Ярослав учится на первом курсе. Для меня главное, чтобы в этом он нашёл своё. Я вижу, что он меньше стал играть в компьютерные игры, больше стал проводить время в театральном училище. Я очень рад за него.

— Актёр – очень напряжённая профессия. Как вы боретесь со своими слабостями? Что или кто помогает держать себя в тонусе?

— Помогают молитвы и медитации. Я каждое утро целый час посвящаю молитвам. Восстановительная практика.

— Какие у вас увлечения, кроме музыки?

— Я люблю бывать на природе, общаться с ней. Я люблю гулять по лесу один. Мне очень хорошо. Я не пишу стихи, не сочиняю музыку, просто гуляю.

На самом деле, моё хобби – это сочинительство стихов. Для меня это развлечение. Это помогает справиться с проблемами. Например, если меня что-то очень сильно тревожит, я стараюсь придумать на эту тему стихотворение. Тревога уходит на бумагу.

Иногда зарифмованные мечты сбываются. В 19 лет я написал такие стихи «Светлым небесам не нужно много огня. Взвейся над золою сумрачной ночи. Делай все любя, узнаешь больше, чем я. Сможешь стать звездой, если только захочешь!», а через 4 года сыграл роль Христа в рок-опере «Иисус Христос — Суперзвезда».

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ