Р!
17 НОЯБРЯ 2019
15 ноября 2019
14 ноября 2019

«Город изнутри»: Иркутская мечеть – своя атмосфера

Мимо иркутской мечети на улице Карла Либкнехта я езжу чуть ли не каждый день, и до сих пор как-то не приходилось задумываться, а как там, собственно, всё устроено, чем живут прихожане? Несмотря на мои татарские корни (правильно гласит поговорка, «копни любого русского, найдёшь татарина»), этот пятачок земли я неосознанно воспринимала как островок чуждой культуры и совершено им не интересовалась.

А между тем, Иркутская соборная мечеть – это памятник культуры федерального значения. Основана она, как говорит «Википедия», в 1897 году татарскими купцами, братьями Захидуллой и Шафигуллой Шафигуллиными. С 1939 по 1946 здесь были жилые помещения, а потом склад и овощехранилище, минарет – специальная башня, откуда созывают на молитву – был разобран. Всё остальное время мечеть работала. В 2012 году мечеть была реконструирована, а минарет восстановлен.

99 имён Аллаха и никаких ликов

Внутри нас с фотографом встретил имам-хатыб Фарид Мингалеев и провёл в основное помещение. Я накинула платок (иначе нельзя), мы все разулись за специальным деревянным бордюром и ступили на зелёный ковёр (зелёный – это цвет ислама, кстати). Я огляделась: белые стены, высокие окна с трёх сторон, очень светло. Человек 12-15 сидят у стенок, кто-то читает, кто-то молится, некоторые периодически искоса на нас поглядывают. Повсюду просто витают спокойствие и умиротворение. В любом религиозном месте, как говорится, «своя атмосфера». Здесь нет пестроты и какой-то отстранённой теплоты дацана, нет пафоса и сверкания православной церкви. По сравнению с христианским храмом воздух тут как будто разряжен.

Как рассказал имам, мечеть по традиции географически ориентирована на Мекку, что в Саудовской Аравии. Считается, что важно молиться лицом именно в сторону святого для мусульман города. Именно в той стороне в стене находится специальная ниша, называемая «михраб», где стоит минбар – «лесенка» (как я её мысленно назвала), кафедра. Именно с минбара по вечерам пятницы имам-хатыб читает проповеди, в остальное время он проповедует, стоя рядом.

— А что написано на минбаре? – спросила я.
«Нет Бога кроме Аллаха и пророк Мухаммед – посланник его», — ответил он.

Над михрабом справа и слева по-арабски написано «Аллах» и «Мухаммед». Как пояснил Фарит Мингалеев, надписи не строго регламентированы, в других мечетях может быть по-другому. Под самым потолком на несколько десятков метров тянется арабская вязь. Как оказалось, это 99 имён Аллаха. «Ар-Рахман, Ар-Рахим…» — начал перечислять хатыб, и перевёл – «Милистивый, Милосердный…»

— Видите, у нас в мечети нет никаких изображений людей, птиц и животных, — продолжил рассказывать проповедник. — Одушевлённых существ нет. У нас только неодушевлённые можно: аяты («стихи» Корана – прим. авт.) из Корана, растения…

Да, действительно, растительные мотивы в украшении присутствуют, потолок возле люстр расписан вьющимися ветками с листьями и цветами. Но всё очень скромно, дозировано. Сразу видно, что люди сюда приходят не изображения разглядывать.

В углу возле входа стоят полки с книгами: различными изданиями Корана, как на арабском, так и на русском, брошюры про ислам и так далее. Забегая вперёд, скажу, что такие же полки есть и в нижнем зале в подвальном помещении.

Глядя, как я разглядываю старинные фолианты, местный завхоз Ульфат Абдуллин посетовал:
— Стараемся их аккуратно складывать, а потом всё равно получается, что каждый приходит и опять кладёт как попало…

Молиться только по-арабски

Слово «мечеть» происходит от арабского слова «масджид» — место для земного поклона. Земной поклон совершается во время намаза. Фарид Мингалеев рассказал, что в сутки правоверные мусульмане совершают пять намазов: утренний — на рассвете, затем послеобеденный, когда солнце пройдёт зенит, предвечерний — за два часа до захода солнца, вечерний – как только солнце скроется за горизонтом, ночной — когда закат за горизонтом исчезнет и настанет полная темнота.

В мечети есть специальные часы с семью циферблатами. На основном показывается текущее время, а на шести других – часы пяти ежедневных намазов и пятничного джума-намаза. Так как время восхода и захода солнца каждый день меняется, то и стрелки нужно постоянно переводить.

— У кого время есть, приходят молиться сюда, — рассказывает имам. — У нас обязанность приходить на молитву в мечеть существует только в пятницу, с часу до двух здесь у нас проходит молитва джума-намаз. Все мужчины обязательно должны оставить свои дела, торговлю и прийти в мечеть. Остальное время – по желанию, кто придёт, тому большая награда.

На вопрос, что за награда, он пояснил:
— От Всевышнего. Ангелы записывают, сколько человек добрых дел делает. В Судный день ему это всё зачтётся, и он попадёт в рай.
— Я слышала о том, что стремление каждого мусульманина – это стать розой в саду Аллаха.
— Да, человек сам будет цветком в раю. Кстати, я только сегодня об этом в проповеди читал. Во время молитвы люди обязательно становятся плечом к плечу, ряды должны быть ровными и плотными, это условие молитвы, — продолжает священнослужитель. — Люди молятся и за имамом повторяют движения. Если человек читает намазы сам, то он может и ошибки наделать, потому что они на арабском языке.

— Надо молиться обязательно по-арабски?
— По-арабски, да.

— А разве не надо, чтобы люди понимали, о чём они говорят? Или общий смысл известен – и хорошо?
— Главное, чтобы правильно было произнесено. Там не просто надо знать литературный классический язык, нужно ещё знать таджвид – специальные правила чтения Корана. Даже если, например, очень образованный араб, литератор, писатель не знает таджвид, он правильно молитву не прочитает. Ведь кое-где звуки нужно удлинять – на два, на четыре порядка, шесть даже, где-то в нос произносить – где-то губы особым образом складывать. Таджвиду специально обучаются в медресе – школе по изучению исламских наук.

— То есть это такая практика слова? По сути, определённые звуковые вибрации, которые настраивают на нужную волну?
— Считается, что пророку Мухаммеду уже с таджвидом аяты были ниспосланы, и он так передал. В быту арабы не говорят языком Корана. Их разговорный язык называется «аммия», а литературный классический – «фусха».

Как происходит сама молитва. Сначала муэдзин возвещает громким голосом азан – призыв для верующих. Молитва начинается через 10 минут, людям даётся время, чтобы они успели прийти, совершить омовение. Раньше, ещё до войны, муэдзин взывал с минарета, а потом минарет был разрушен. Сейчас он восстановлен, но не до конца – лестницы пока нет.

— В современных мечетях азан читается в микрофон. Мы только на джума колонки включаем, на пятничную молитву днём, в остальное время нет, чтобы не беспокоить тех, кто рядом живёт, — рассказал имам.

В самой мечети мусульмане встают, а потом садятся ровными рядами на специальные расчерченные места на ковре. А дальше уже понятно – повторяют за хатыбом. Как он сказал, храм наполняется всегда по-разному:

— Больше всего человек приходят в пятницу днём. Сейчас скоро вечер, придёт, наверное, человек 100. Больше всего к нам ходят приезжие. Хотя, конечно, если бы все местные татары приходили, то они заполнили бы мечеть.

Женщинам – нельзя

Пока мы разговаривали, начали потихоньку подтягиваться люди на третью молитву.

Что-то не видно женщин… — заметила я.
— А у нас женщины отдельно, они внизу, — пояснил хатыб.
— Это получается, что я сюда зашла – ой-ёй-ёй…
— Вы пришли как корреспондент, с моего разрешения можно, — успокоил главный духовник мечети. – А женщины у нас молятся внизу.

Чтобы посмотреть, где совершают намаз иркутские мусульманки, мы спустились вниз. Зал на нижнем этаже был похож на основной, сделан по такому же принципу, только проще и не с такими высокими потолками. Оказалось, что и он тоже предназначен для мужчин… А прекрасная половина верящих в Аллаха совершает земные поклоны в помещении, похожем на коридор или прихожую. Однако в большом «мужском» подвальном зале всё-таки висит плотная штора – на всякий случай. Во время различных мероприятий, например, в праздник, они читают здесь, за шторкой.

— У нас нельзя, чтобы в молитве женщины были вместе с мужчинами в одном ряду, — сказал Фарид Мингалеев. — Это только во время хаджа в Мекке можно. Там когда звучит азан, весь город в мечеть превращается – и тогда женщины могут быть и впереди, и рядом. Я, когда был в хадже, видел это. А женщин не так много сюда ходит, им этого места хватает. А вот мужчинам мест хватает не всегда, они даже, бывает, на улице расстилают коврики и молятся.

И на сладкое

Когда мы только спустились в подвальное помещение, то перед залом, как раз в предназначенной для женщин комнате, увидели компанию татарских бабушек и одного мужчины, которые сидели за столом и пили чай. Они пригласили нас присоединиться, и мы после экскурсии по подвальному помещению присели за стол.

Под конец рабочего дня пиала чаю и кусок пирога оказались очень даже кстати. Пирог оказался очень, вот просто очень вкусным. Называется «губадия» — это национальное татарское блюдо, где тесто ставится на основе кислого молока, а в начинку идут яйца, рис и курага. Всё это рассказала одна из приветливых бабушек, которая представилась нам как Гуляндам Хакимовна, это она готовила губадию.

— Это Аллах хотел, чтобы вы этот пирог попробовали, — сказала она нам, когда мы, сердечно поблагодарив за угощение, со всеми прощались.

Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ